The effectiveness of anti-IgE therapy for allergic rhinitis in patients with severe atopic bronchial asthma and concomitant allergic rhinitis in real clinical practice

Full Text

Open Access Open Access
Restricted Access Access granted
Restricted Access Subscription or Fee Access

Abstract

BACKGROUND: Omalizumab, by binding IgE in atopic patients, can improve clinical and functional parameters and patients' quality of life.

AIMS: to evaluate efficacy of anti-IgE-therapy in patients with allergic rhinitis treated with omalizumab for concomitant severe atopic asthma in real clinical practice.

MATERIALS AND METHODS: An open, non-interventional, prospective and non-randomized study in a real clinical practice.

The study was conducted in the Sverdlovsk region in October 2021 based on a regional registry of adult patients with severe asthma with chronic nasal inflammatory diseases and receiving targeted therapy. Dynamics of nasal symptoms was assessed using SNOT-22 questionnaire and visual analogue scale initially, after 4 and 12 months of omalizumab therapy. Peripheral blood eosinophils level was also assessed before and after 4 months of omalizumab therapy.

RESULTS: The study included 26 patients. Assessment of nasal symptoms dynamics using the SNOT22 questionnaire at baseline and after 4 months on omalizumab therapy revealed decrease  in the severity of symptoms (p <0.001): baseline - 46.85±22.04 points (95% CI 37.94-55.75), after 4 months - 30.65±14.81 points (95% CI 24.67-36.64). Also improvement in SNOT22 questionnaire score was revealed in 18 patients treated with omalizumab during 12 month: before therapy - 47.5 points (Q₁ -Q₃: 35.7-59.3), after 4 months - 30.4 points (Q₁- Q₃: 22.1-38.1), after 12 months - 24.9 points (Q₁ -Q₃: 16.9-32.9) (p = 0.001). Improvement in rhinitis symptoms control was observed according to the VAS scale: VAS before therapy - 8.0 points (Q₁-Q₃: 6.2-9.0), after 4 months - 5.0 points (Q₁- Q₃: 3.2-5, 8), after 12 months of treatment - 5.0 points (Q₁-Q₃: 4.0-6.8). The level of eosinophils (n=16) decreased from 510.9±317.9 (95% CI 341.5–680.3) cells /µl to 327.4±217.7 (95% CI 211.4–443.5) cells /µl after 4 months of anti-IgE-therapy (p<0.041).

CONCLUSIONS: Omalizumab in real clinical practice has demonstrated improvement of rhinitis symptoms control and quality of life in patients with allergic rhinitis with concomitant severe atopic asthma. It was accompanied by a statistically significant decrease in peripheral blood eosinophils level, that largely determines airway inflammation severity and clinical manifestations of allergic rhinitis and bronchial asthma.

Full Text

ОБОСНОВАНИЕ­­­­­­­­­­­­­­­­­

Аллергический ринит (АР) является наиболее распространенным хроническим воспалительным заболеванием верхних дыхательных путей. Его распространенность составляет от 4 до 32%, в России — 10—24% [1]. АР и бронхиальная астма (БА) часто сочетаются и  являются коморбидными, связанными патофизиологически и эпидемиологически заболеваниями, при которых сенсибилизация с выработкой IgE к аэроаллергенам, является характерной чертой  [2]. БА выявляется у 15—38% пациентов с АР. В то же время 55— 85% пациентов с БА отмечают симптомы АР[3].

АР характеризуется чиханием, заложенностью носа, ринореей, постназальным затеком, кашлем. Помимо местных симптомов у многих пациентов с АР и хроническим риносинуситом отмечаются: головная боль, утомляемость, нарушение качества сна, потеря обоняния, а также когнитивные расстройства, что значительно снижает качество жизни и работоспособность[4-8].

 В данной работе представлен анализ влияния анти-IgE-терапии омализумабом на течение   АР у пациентов, получающих таргетную терапию по поводу основного заболевания –тяжелой атопической БА.

 

Цель

Оценить эффективность анти-IgE-терапии у пациентов с АР, получающих лечение омализумабом по поводу сопутствующей тяжелой атопической БА в условиях реальной клинической практики.

 

Методы

Дизайн исследования

Проведено открытое, неинтервенционное, проспективное, нерандомизированное исследование эффективности омализумаба в реальной клинической практике. Исследование проводилось без контрольной группы, методом сравнения связанных совокупностей (анализ «до-после»).

Критерии соответствия

Для оценки эффективность омализумаба у больных АР использовались данные территориального регистра больных тяжелой БА (ТБА), у которых был диагностирован сопутствующий АР. У больных ТБА диагноз устанавливался на основании критериев ATS/ERS, 2014[9]с последующими изменениями[10, 11]: больные БА, у которых астма не контролируется, несмотря на терапию сопутствующих заболеваний и приверженность максимально оптимизированному лечению на 4 или 5 ст. по GINA; или утрачивающие контроль над астмой при попытке снизить объем терапии.

Пациенты с ТБА включались в регистр, утвержденный приказом Министерства здравоохранения (МЗ)Свердловской области (СО) от 28.08.2019 №1670, на основании приказа МЗ СО от 24.01.2014 №64-п «Об организации оказания медицинской помощи взрослому населению Свердловской области по профилю «аллергология и иммунология»  и приказа МЗ СО и ТФОМС СО от 23.01.2015 N° 73-п/17 «О формировании и ведении территориальных регистров пациентов с отдельными заболеваниями, требующими применения дорогостоящих лекарственных препаратов». В Тарифном соглашении по ОМС Свердловской области от 28.12.2019 года, приложение №13, была произведена разгруппировка клинико-статистических групп, что позволило децентрализовать таргетную терапию больным ТБА.

Продолжительность исследования

В анализ вошли пациенты с АР (n=26), набранные в регистр больных ТБА с июня 2018 г. по январь 2021 г. Каждый пациент проходил оценочные визиты до начала терапии, на 4 и 12 месяце терапии. Таким образом, на момент анализа данных (октябрь 2021 г.) 18 пациентов прошли оценочные визиты: исходный, Месяц 4 и Месяц 12, 26 пациентов – исходный и Месяц 4.Для оценки динамики уровня среднего количества эозинофилов было включено 16 пациентов, так как не во всех организациях, на базе которых проходило лечение и наблюдение за пациентами смогли выполнить общий анализ крови с подсчетом количества эозинофилов.

У всех включенных в исследование пациентов диагноз АР был поставлен не менее чем за 1 год до исследования. Были исключены пациенты, не имеющие диагноза АР, опухоль придаточных пазух носа, лучевая терапия головы и шеи, перфорация носовой перегородки, перелом носа в предшествующие 3 месяца, неоперированная гипертрофия аденоидов, лица моложе 18 лет.

Описание медицинского вмешательства

Аллергический фенотип ТБА устанавливался на основании положительного аллергологического анамнеза в сочетании с положительными кожными аллерготестами, или на основании сочетания положительного аллергоанамнеза и положительного клинически значимого специфического IgE, или положительного аллергоанамнеза в сочетании с положительным тестом на ингаляционные аллергены ФадиатопТМ.

Смешанный фенотип ТБА устанавливался при наличии у пациентов аллергического компонента и неаллергического компонента (поздний дебют астмы. наличие ХРсПН) заболевания.

АР определялся по данным клинико-аллергологического обследования, согласно клинических рекомендаций по АР, утвержденных в 2018 г. с последующими изменениями [12, 13].

Хронический риносинусит с носовыми полипами (ХРсПН) и без полипов (ХРбПН) определялся по данным анамнеза, объективных данных, включая осмотр оториноларинголога и КТ придаточных пазух носа.

Визуально-аналоговая шкала (ВАШ)использовалась для оценки уровня контроля симптомов АР в динамике, посредством определения размера непрерывной 10-сантиметровой горизонтальной линии, отражающей степень выраженности симптомов АР в диапазоне от 0 до 10 см.

Опросник SNOT-22 применяли в динамике для оценки тяжести назальных симптомов и их влияния на качество жизни (КЖ). Анкета состоит из 22 вопросов, разделенных на 2 части: 12 вопросов исследуют физические симптомы (ринологические, ушные и лицевые симптомы) и 10 вопросов - КЖ (функция сна и психологические проблемы). Ответы на вопросы оцениваются по шкале от 0 до 5баллов, где 0 определяет отсутствие симптомов/ проблем, а 5баллов определяют максимально выраженные симптомы/проблемы. Применение SNOT-22 в повседневной клинической практике дает возможность клиницисту получить больше информации и облегчает диагностику и лечение [14].

Препарат омализумаб назначался пациентам с атопическим фенотипом БА согласно инструкции, доза препарата рассчитывалась индивидуально для каждого пациента с учетом массы тела и уровня общего IgE, кратность приема также была индивидуальной, каждые 2-4 недели.

Основной исход исследования

В качестве первичной конечной точки для оценки эффективности терапии омализумабом оценивали достижение контроля над симптомами АР (опросник SNOT22  и ВАШ).

Дополнительные исходы исследования

Вторичной конечной точкой был уровень эозинофилов периферической крови.

Анализ в подгруппах

В исследовании также были сформированы подгруппы: выделялись пациенты с АР и сочетанием фенотипов ХВЗН: АР+ХРсПН.

Методы регистрации исходов

На каждом оценочном визите пациенты заполняли опросники SNOT 22 и ВАШ, выполнялись клинический анализ крови с подсчетом количества эозинофилов.

Этическая экспертиза

Создание и ведение регистра больных тяжелой бронхиальной астмой было одобрено Локальным Этическим комитетом ФГБОУ ВО УГМУ Минздрава России (Екатеринбург, Россия, протокол №8 от 25.10.2019). При включении в регистр все пациенты подписывали информированное согласие на использование их медицинских данных в научных целях. Также данное исследование войдет в диссертационную работу на соискание ученой степени доктора медицинских наук, одобренную Локальным Этическим комитетом ФГБОУ ВО УГМУ Минздрава России (Екатеринбург, Россия, протокол №8 от 20.11.2020). Исследование проводилось согласно принципам Хельсинкской декларации.

Статистический анализ

Статистический анализ проводился с использованием программы StatTech v. 2.5.8 (разработчик - ООО "Статтех", Россия). Уровень значимости был установлен при p <0,05.

Количественные показатели, имеющие нормальное распределение, описывались с помощью средних арифметических величин (M) и стандартных отклонений (SD), границ 95% доверительного интервала (95% ДИ).

В случае отсутствия нормального распределения количественные данные описывались с помощью медианы (Me) и нижнего и верхнего квартилей (Q1 – Q3).

Категориальные данные описывались с указанием абсолютных значений и процентных долей.

Для сравнения трех и более связанных групп по нормально распределенному количественному признаку применялся однофакторный дисперсионный анализ с повторными измерениями. Статистическая значимость изменений показателя в динамике оценивалась с помощью следа Пиллая (Pillai’s Trace). Апостериорный анализ проводился с помощью парного t-критерия Стьюдента с поправкой Холма.

При сравнении трех и более зависимых совокупностей, распределение которых отличалось от нормального, использовался непараметрический критерий Фридмана с апостериорными сравнениями с помощью критерия Коновера-Имана с поправкой Холма.

При сравнении количественных показателей, распределение которых отличалось от нормального, в двух связанных группах, использовался критерий Уилкоксона.

 

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

На момент проведения анализа в октябре 2021 г.в регистре было 42 пациента с ТБА, получавших омализумаб. Из них 4 пациента по разным причинам прекратили лечение до достижения 4-х месяцев анти-IgE-терапии. 7 человек получали терапию несколько лет; опросники на первом году лечения не заполняли, что делало невозможным оценку эффективности с помощью выбранных методов; еще 5 человек (11,9%) не имели симптомов АР. Таким образом, 26 пациентов регистра получали омализумаб не менее 4-х месяцев, из них 18 больных–12 месяцев и более. Среди этих пациентов (n=26) преобладали женщины (92,3%), и аллергический фенотип БА (84,6%). Средний возраст составил 46,3 года (Q1-Q3: 41,1 – 51,6). Аллергический ринит без сочетания с другими ХВЗН встречался в большинстве случаевn=16 (61,5%), сочетание АР+ХРсПН (n=9) в 34,65%, АР+ХРбПН (n=1) - в 3,85% (таблица 1).

Средние значения ФадиатопТМ и общего IgE составили 4,6 PAU/l (Q1-Q3: 1,98-7,58) и 195 МЕ/мл (Q1-Q3: 105,00 – 348,90) соответственно.

 

Таблица 1. Характеристика пациентов регистра тяжелой бронхиальной астмы и сопутствующим аллергическим ринитом, получающих омализумаб

Table 1. Characteristics of patients in the register with severe asthma and allergic rhinitis receiving omalizumab

Показатели

Всего, n=26

АР,

N=16

АР+ХРсПН,

n=9

АР+ХРбПН, n=1

Женщины, n (%)

24 (92,3)

1 (6,2)

1 (11,1)

0 (0,0)

Мужчины, n (%)

2 (7,7)

15 (93,8)

8 (88,9)

1 (100,0)

Средний возраст, годы Me (Q1-Q3)

46,3 (41,1 – 51,6)

46 (38,8-50,2)

47,0 (46,0 - 59,0)

65,0 (65,0-65,0)

Фенотип БА J45.0,

n (%)

22 (84,6)

15 (93,8)

7 (77,8)

0(0,0)

Фенотип БА J45.8,

n (%)

4 (15,4)

1 (6,2)

2 (22,2)

1 (100,0)

Другая сопутствующая аллергопатология (АтД, АК), n (%)

12(46,15)

5 (31,2)

6 (66,7)

1 (100)

ОбщийIgE, МЕ/л

Me (Q1-Q3)

195,0 (105,00 – 348,90)

260,4 (91,0-452,65)

130,8 (126,0-202,43)

201 (201,0-201,0)

Фадиатоп, PAU/l

Me (Q1-Q3)

4,6 (1,98-7,58), n=17

4,41 (2,6-6,53), n=10

6,12 (2,65-9,65), n=6

0,89 (0,89-0,89)

АтД- Атопический дерматит, АК- аллергический конъюнктивит.

У96,2% пациентов (n=26) преобладала полисенсибилизация. Моносенсибилизированным оказался один пациент (3,8%). Чаще встречался круглогодичный АР - 76,9% (n=20) среднетяжелое течение - 69,2% (n=18), тяжелое течение у 19,2% (n=5). В группе пациентов с АР+ХРсПН (n=9) полипотомия была проведена до начала анти-IgE-терапии у 4 пациентов (44,4%); на момент начала терапии полипы наблюдались у 5 пациентов (55,6%) (таблица 2).

 

Таблица 2. Классификация ХВЗН у пациентов регистра больныхТБА, получающих омализумаб.

Table 2. Classification of chronic inflammatory diseases of the nose in patients of the register of patients with severe bronchial asthma receiving omalizumab.

Показатель

Категории

Всего, n=26

Фенотип ХВЗН

Аллергический ринит, n=16

АР+ХРсПН, n=9

АР+ХРбПН, n=1

сенсибилизация

моносенсибилизация

1 (3,8)

0 (0,0)

1 (11,1)

0 (0,0)

полисенсибилизация

25 (96,2)

16 (100,0)

8 (88,9)

1 (100,0)

этиологический фактор

круглогодичный АР

20 (76,9)

13 (81,2)

6 (66,7)

1 (100,0)

сезонный АР

6 (23,1)

3 (18,8)

3 (33,3)

0 (0,0)

степень тяжести

легкая степень тяжести

3 (11,5)

3 (18,8)

0 (0,0)

0 (0,0)

средняя степень тяжести

18 (69,2)

10 (62,5)

7 (77,8)

1 (100,0)

тяжелая степень тяжести

5 (19,2)

3 (18,8)

2 (22,2)

0 (0,0)

характер течения

интермиттирующий

5 (19,2)

2 (12,5)

2 (22,2)

1 (100,0)

персистирующий

21 (80,8)

14 (87,5)

7 (77,8)

0 (0,0)

Наличие полипов

проведена полипотомия

4 (44,4)

0 (0,0)

4 (44,4)

0 (0,0)

имеются полипы

5 (55,6)

0 (0,0)

5 (55,6)

0 (0,0)

 

Исследование динамики уровня эозинофилов в периферической крови (в результате анти-IgE-терапии) выявило статистически значимое снижение эозинофилов на 4 месяце терапии по сравнению с исходным уровнем (р <0,001) (Рисунок 1). На 12 месяце терапии статистически значимых различий выявить не удалось (p = 0,717) (используемый метод: критерий Фридмана).

Оценка уровня контроля АР проводилась по шкале ВАШ исходно и спустя 4 месяца терапии, без/с учетом фенотипа ХВЗН (АР, АР+ХРсПН, АР+ХРбПН). В группах без учета ХВЗН (n=26) ВАШ исходно - 8баллов, спустя 4 месяца терапии омализумабом - 5 баллов. С учетом фенотипирования, в группах АР и АР+ХРсПН при оценке динамики ВАШ было установлено статистически значимое уменьшение показателя спустя 4 месяца приема анти-IgE-терапии (p = 0,004 и p = 0,042соответственно) (используемый метод: критерий Уилкоксона), что свидетельствовало об улучшении контроля над симптомами АР. В группе АР средний показатель по ВАШ до лечения составил 8 баллов (Q1-Q3: 5,-8,2), спустя 4 месяца от начала анти-IgE-терапии - 5 баллов (Q1-Q3: 3,0-6,2). В группе АР+ХРсПН (n=26): ВАШ до также 8 баллов (Q1-Q3: 5,0-9,0), спустя 4 месяца лечения - 5,0 (Q1-Q3: 5,0-6,0). (Рисунок 2).

При оценке тяжести назальных симптомов и их влияния на качество жизни до анти-IgE-терапии и спустя 4 месяца(n=26), с помощью опросника SNOT22, было выявлено статистически значимое уменьшение степени тяжести симптомов (p <0,001) (используемый метод: парный t–критерий Стьюдента): SNOT исходно 46,85 ± 22,04 баллов (95% ДИ 37,94 – 55,75), спустя 4 месяца 30,65 ± 14,81 баллов (95% ДИ 24,67 – 36,64). В группе пациентов с АРбыли выявлены статистически значимые изменения (p = 0,002) (критерий Уилкоксона): исходно - 44,5 баллов (Q₁ – Q₃:27,2-55,2), спустя 4 месяца терапии- 27,0 баллов (Q₁ – Q₃:17,5-44,0), свидетельствующие об уменьшении тяжести симптомов АР и улучшении качества жизни пациентов. В группе АР+ХРсПН также были выявлены статистически значимые изменения (p = 0,039) (используемый метод: критерий Уилкоксона) исходно - 50,0 баллов (Q₁ – Q₃:47,0-72,0), спустя 4 месяца терапии- 38,0 баллов (Q₁ – Q₃:33,0-44,0), свидетельствующие об уменьшении тяжести симптомов АР и улучшении качества жизни пациентов.

При анализе динамики SNOT22 и ВАШ «до-после» у пациентов, имевших данные SNOT22 и ВАШ через 12 месяцев, без учета фенотипа ХВЗН(n=18), определялось существенное снижение количества баллов по данным показателям, что свидетельствует о снижении выраженности симптомов, связанных с АР, и характеризует улучшение качества жизни пациентов. ВАШ до терапии составлял8,0 баллов (Q₁ – Q₃:6,2-9,0), спустя 4 месяца терапии- 5,0 баллов (Q₁ – Q₃:3,2-5,8), через 12 месяцев терапии - 5,0 баллов (Q₁ – Q₃:4,0-6,8) (р = 0,001), (Рисунок 4).

При оценке динамики по опроснику SNOT22 было выявлено статистически значимое уменьшение степени тяжести симптомов (p <0,001) (используемый метод: критерий Фишера с повторными измерениями). SNOT22 до терапии составлял 47,5 баллов (Q₁ – Q₃:35,7-59,3), спустя 4 месяца терапии- 30,4 баллов (Q₁ – Q₃:22,1--38,1), через 12 месяцев терапии - 24,9 баллов (Q₁ – Q₃:16,9-32,9)(Рисунок 5).

Также был проведен анализ динамики симптомов ХВЗН отдельно по каждому пункту опросника SNOT22(Рисунок 6). Статистически значимое уменьшение симптомов отмечалось по большинству вопросов, что свидетельствует о высокой информативности опросника SNOT22 в оценке динамики симптомов ХВЗН. Существенных изменений не было выявлено по 3 пунктам, отражающим симптомы риносинусита: заложенность ушей (p=0,152), головокружение (p=0,169), боль или чувство распирания в области лица (p=0,085), что возможно связано незначительной долей в исследуемой группе (n=18) пациентов с хроническим риносинуситом (n=7).

Ограничения исследования

Полученная небольшая выборка пациентов не позволяет экстраполировать полученные результаты на генеральную совокупность в связи с малым числом наблюдений и отсутствием группы контроля, что обусловлено проведением исследования в реальной клинической практике.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В условиях реальной клинической практики, за один год анти-IgE-терапии омализумабом по поводу ТБА у больных с сопутствующим АР (среднетяжелый и тяжелый АР - 88,5%) наблюдалось существенное улучшение контроля над симптомами ринита, повышение качества жизни пациентов и снижение тяжести назальных симптомов по опроснику SNOT22и ВАШ. Клиническое улучшение сопровождалось статистически значимым снижением уровня эозинофилов в периферической крови через 4 месяца анти-IgE-терапии, что может указывать на уменьшение выраженности эозинофильного воспаления, во многом определяющего степень тяжести астмы и сопутствующего аллергического ринита.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Источник финансирования. Авторы заявляют об отсутствии внешнего финансирования при проведении исследования.

Funding source. This publication was not supported by any external sources of funding.

 

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Competing interests. The authors declare that they have no competing interests.

 

Вклад авторов. Киселева Д.В. – дизайн исследования, сбор, обработка и анализ полученных данных и литературных источников, написание текста статьи; Бельтюков Е.К. – концепция, организация и дизайн исследования, редактирование текста статьи; Наумова В.В. – сбор данных, написание и редактирование текста статьи.

Все авторы подтверждают соответствие своего авторства международным критериям ICMJE (все авторы внесли существенный вклад в разработку концепции, проведение исследования и подготовку статьи, прочли и одобрили финальную версию перед публикацией).

×

About the authors

Darina V. Kiseleva

Ural State Medical University

Author for correspondence.
Email: darinakiseljova@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-7847-5415
SPIN-code: 9446-7866
ResearcherId: AGI-2417-2022

ассистент

Russian Federation, 3, Repina str., Ekaterinburg, 620028

Evgeny K. Beltyukov

Ural State Medical University

Email: asthma@mail.ru
ORCID iD: 0000-0003-2485-2243
SPIN-code: 6987-1057
Scopus Author ID: 6504558662
ResearcherId: AAI-1608-2020

MD, Dr. Sci. (Med.), Assistant Professor

Russian Federation, 3, Repina str., Ekaterinburg, 620028

Veronika V. Naumova

Ural State Medical University

Email: nika.naumova@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-3028-2657
SPIN-code: 8210-6478
ResearcherId: AAI-1588-2020

MD, Cand. Sci. (Med.)

Russian Federation, 3, Repina str., Ekaterinburg, 620028

References

  1. REFERENCES
  2. Astafieva N.G., Baranov A.A., Vishneva E.A., Dayhes N.A., Zhestkov A.V., Ilyina N.I., et al. Allergic rhinitis. Russian Rhinology. 2020;28(4):246-256. (In Russ.). https://doi.org/10.17116/rosrino202028041246
  3. Dykewicz M.S., Hamilos D.L. Rhinitis and sinusitis. // J. Allergy Clin. Immunol. 2010; 125 (2 Suppl 2):S103-115. doi: 10.1016/j.jaci.2009.12.989.
  4. Emel’yanov A.V., Il`ina N.I., Karneeva O.V., Karpishchenko S.A., Kim I.A., Kurbacheva O.M., et al. Unresolved issues of management of patients with severe allergic rhinitis and nasal polyposis. The possibilities of anti-IgE therapy // Rossiiskaya Otorhinolaryngologiya. 2020; 19(3):88–99. (In Russ). https://doi.org/10.18692/1810-4800-2020-3-88-99
  5. Vlaykov A, Vicheva D, Dimov P, Stoyanov V. Assessment of quality of life in patients with allergic rhinitis.// Russian Rhinology. 2016; 24(1):38-42. (In Russ.).
  6. https://doi.org/10.17116/rosrino201624138-42
  7. Gaudin R.A., Hoehle L.P., Birkelbach M.A., Phillips K.M., Beule A.G., Caradonna D.S., et al. Assoziation zwischen Kontrolle der allergischen Rhinitis und Schlafqualität [The association between allergic rhinitis control and sleep quality]. //HNO. 2017;65(12):987-992. German. doi: 10.1007/s00106-017-0398-9.
  8. Hoehle L.P., Speth M.M., Phillips K.M., Gaudin R.A., Caradonna D.S., Gray S.T., et al. Association between symptoms of allergic rhinitis with decreased general health-related quality of life. // Am. J. Rhinol. Allergy. 2017;31(4):235-239. doi: 10.2500/ajra.2017.31.4444.
  9. Mahdavinia M., Schleimer R.P., Keshavarzian A. Sleep disruption in chronic rhinosinusitis.// Expert Rev. Anti. Infect. Ther. 2017;15(5):457-465. doi: 10.1080/14787210.2017.1294063.
  10. Speth M.M., Hoehle L.P., Phillips K.M., Caradonna D.S., Gray S.T., Sedaghat A.R.. Treatment history and association between allergic rhinitis symptoms and quality of life. // Ir. J. Med. Sci. 2019;188 (2):703-710. doi: 10.1007/s11845-018-1866-2.
  11. Chung K.F., Wenzel S.E., Brozek J.L., Bush A., Castro M., Sterk P.J., et al. International ERS/ATS guidelines on definition, evaluation and treatment of severe asthma.// European Respiratory Journal.2013;43(2):343-373. doi: 10.1183/09031936.00202013
  12. Global Initiative for Asthma. Global strategy for asthma management and prevention, updated 2018. Available from: http://www.ginasthma.org.
  13. Global Initiative for Asthma. Diagnosis and Management of Difficult-to-treat and Severe Asthma in adolescent and adult patients. V2.0, April 2019. Available from: http://www.ginasthma. org.
  14. The Russian Association of Allergology and Clinical Immunology. Clinical recommendations. Allergic rhinitis, 2020. (In Russ). Available at: https://nrcii.ru/docs/2.allergic_rhinitis.pdf
  15. The Russian Association of Allergology and Clinical Immunology, National Medical Association of Otorhinolaryngologists, The Union of Pediatricians of Russia. Clinical recommendations. Allergic rhinitis, 2020. (In Russ). Available at: https://cr.minzdrav.gov.ru/recomend/261_1
  16. Mozzanica F., Preti A., Gera R., Gallo S., Bulgheroni C., Bandi F., Ottaviani F., Castelnuovo P.. Cross-cultural adaptation and validation of the SNOT-22 into Italian. Eur. Arch. Otorhinolaryngol. 2017 Feb;274 (2):887-895. doi: 10.1007/s00405-016-4313-x.

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright © Pharmarus Print Media,



This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies