Some features of the prevalence of respiratory allergy in southern Russia

Cover Page

Abstract


The review article presents data on the prevalence of respiratory allergy - allergic rhinitis and bronchial asthma in southern Russia, published over the past decades. The dominant role of pollen allergy is shown in almost the entire southern region of Russia. In the Chechen Republic, sensitization to house dust mites and grass pollen was found in patients with respiratory allergy equally (51.1 and 52.5%, respectively), whereas ragweed and mugwort sensitization was 3 times less (26.6 and 20.7%, respectively) compared with the neighboring regions of southern Russia. These data demonstrate climate-geographical, environmental and other regional features in the prevalence of respiratory allergies.

Full Text

Распространенность - медико-статистический показатель, определяющий распространенность зарегистрированных заболеваний, вновь возникших и ранее существовавших, по поводу которых были первичные обращения в календарном году [1]. В течение последних десятилетий в Европе наблюдается резкое увеличение распространенности респираторных аллергических заболеваний, к которым относятся аллергический ринит (АР), в том числе круглогодичный и сезонный, и бронхиальная астма (БА). Ожидается, что к 2050 г. респираторной аллергией будут страдать до 4 млрд человек на земле [2]. Следует подчеркнуть, что в целом эпидемиологические показатели по респираторной аллергии сильно различаются и зависят от используемых методов диагностики, возраста исследуемой популяции, влияния климатогеографических факторов и т. п. [2-6]. Для сравнения: в 2014 г. было опубликовано многоцентровое исследование, проведенное под руководством А.Г. Чучалина, которое показало, что в России в реальности взрослых пациентов с БА в 3-4 раза больше (25,7%), а с АР - 18,2% [9], чем сообщалось другими авторами в том же году (6-8% взрослых и до 12% детей) [10]. В данной работе приведены результаты исследований, выполненных в южном и северокавказском регионах РФ и опубликованных за последние десятилетия. Как известно, в состав Южного федерального округа Российской Федерации входят 8 субъектов: Чеченская Республика, Республика Адыгея, Республика Крым, Ростовская область, Республика Калмыкия, Астраханская область, Волгоградская область, Краснодарский край. К регионам Северокавказского округа относятся Республика Ингушетия, Республика Северная Осетия - Алания, Ставропольский край, Республика Дагестан. По данным Ильиной Н.И., еще в 90-е годы прошлого века в структуре больных респираторной аллергией, проживающих на юге России, ведущая роль принадлежала сезонному риноконъюнктивиту (САРК) и особенно АР, связанному с сенсибилизацией к пыльце амброзии [7]. В связи с этим немного подробнее остановимся на аллергии к пыльце амброзии (АПА). Описано около 50 видов растений из рода Амброзии и около 350 видов из рода Полыни. Оба растения относятся к семейству Сложноцветных, цветут почти одновременно, и нередко у сенсибилизированных больных обнаруживают IgE к пыльце амброзии и полыни. В подобных случаях двойной сенсибилизации сложную задачу представляет диагностика истинной сенсибилизации (в отличие от перекрестной реактивности) для подбора оптимальной аллерген-спец-ифической иммунотерапии (АСИТ). Российский Аллергологический ^^урнал № 1-2019 23 Обзоры В Перечне карантинных объектов РФ представлены три вида амброзии: полыннолистная Ambrosia artemisiifolia L., трехраздельная A. trifida L., многолетняя (голометельчатая) A psylostachya, однако наиболее распространенной является Ambrosia artemisiifolia (обыкновенная или полыннолистная) - однолетнее растение с очень аллергенной пыльцой. Кроме того, A. artemisiifolia оказывает огромное влияние на всю экосистему в любой стране и на любой территории [11, 12]. Известно, что одно растение амброзии может продуцировать до одного миллиарда пыльцевых зерен за сезон [12]. Воздействие аллергенной пыльцы в течение определенного периода времени приводит к сенсибилизации и появлению клинических симптомов респираторной аллергии (АР, БА), а также в ряде случаев - дерматита. Важно подчеркнуть, что даже в низкой концентрации (всего 10 зерен пыльцы на кубический метр воздуха) она может вызвать аллергическую реакцию, причем первично сенсибилизация у взрослых встречается довольно часто, а пыльца амброзии вызывает БА гораздо чаще, чем другие виды пыльцы [13]. Возможно, причиной тому является высокое содержание в пыльцевых зернах амброзии НАДФН-оксидазы и/или сериновых и цистеиновых протеаз. По данным литературы, А. artemisiifolia впервые была обнаружена в южной части России еще в 1918 г., а с конца 1930-х годов она широко распространилась на Северном Кавказе - в Ставропольском и Краснодарском краях, затем - в Ростовской области [12]. Изменение климата и урбанизация, а также способность пыльцы амброзии переноситься на большие расстояния привели к широкому распространению данного сорняка во многих странах Европы. Сегодня А. artemisiifolia распространена также в приграничных с Россией регионах - в Грузии и Украине. Пыльца амброзии с ветрами из юга России и Украины попадает в среднюю полосу страны (http://herba.msu.ru). В последние годы цветение амброзии отмечено в Московском регионе и самой Москве [15]. Начиная с 50-х годов прошлого века изучение АПА было приоритетным направлением кафедры клинической и экспериментальной аллергологии в Кубанском медицинском институте, руководимой проф. А.И. Остроумовым. В 60-е годы в Краснодарском крае аллергия к пыльце амброзии, по данным А.И. Остроумова, была причиной летне-осеннего поллиноза в 97,7% случаев [16]. Тогда же в Краснодарском крае распространенность САРК у детей была почти в 2 раза выше, чем в других регионах России [17]. Спустя три десятилетия, как показало мультицентровое исследование Е.Л. Дыбуновой, самые высокие показатели респираторной аллергии на территории России по-прежнему были выявлены у детей, проживающих в Южном федеральном округе: Республике Ингушетия, Краснодарском крае и Республике Адыгея, а БА - в Республике Калмыкия и Республике Ингушетия [8]. При этом заболеваемость БА, АР и атопическим дерматитом у детей в целом слабо зависела от климатических условий, но статистически достоверно была связана с уровнем загрязнения воздуха. Действительно, по данным Всемирной организации здравоохранения, РФ относится к странам мира с неблагополучной экологической обстановкой, где ~15% ее территорий занимают зоны экологического бедствия и чрезвычайных экологических ситуаций и около 80% населения дышат атмосферным воздухом с высоким уровнем загрязнений [8]. За последние 20 лет число больных САРК (включая детей) в Краснодарском крае возросло в 2,5 раза (с 9,2% в 1991 г. до 24,5% в 2012 г.), БА - в 3 раза, АР -в 1,8 раза [3]. При этом доминирующей причиной респираторной аллергии по-прежнему оставалась сенсибилизация к пыльце сорных трав (72%), затем к луговым травам (24%) и реже к деревьям (4%). В 70-е годы в соседнем регионе - в Ростовской области - аллергия к пыльце амброзии была подтверждена лишь в 13,4% случаев, к полыни - в 48,2% и в 2 раза реже к пыльце подсолнуха [18]. Через 30 лет среди обследованных взрослых больных, проживающих в Ростове-на-Дону, сенсибилизация к пыльце амброзии обнаружена уже у 82,1%, к полыни - 54,6% и подсолнуху - у 38,2% [19]. По данным, полученным в 2004 г., пыльцевая сенсибилизация превалировала среди детей 13-14 лет, проживающих в Ростовской области, где по сравнению с 1997 г. в старшей группе данный показатель увеличился почти втрое (с 21,8 до 71,2%), а к бытовым аллергенам она выявлялась в 61,7% случаев [20]. Распространенность АР у взрослого населения Астраханской области в 2011 г., по данным Б.А. Шамгуновой и соавт., составляла 17,3%, атопической (пыльцевой) БА - 6% [21]. Большинство больных пыльцевой аллергией также были сенсибилизированы к аллергенам растений семейства Сложноцветных (77,3%) и Маревых (77%), в одинаковой степени - к пыльце деревьев и злаковых трав (31,6 и 30,2% соответственно). При этом генотипических различий у больных только с САРК по сравнению с теми, кто страдал пыльцевой БА, не обнаружено [22]. В Волгоградской области основной причиной пыльцевой аллергии была пыльца лебеды, затем полыни и только на третьем месте - амброзии [23]. За период с 1990 по 2002 г. во Владикавказе (Северная Осетия) число больных поллинозом выросло в 7 раз, а БА - в 2 раза [24]. До сих пор в Республике Северная Осетия - Алания основной причиной поллиноза у пациентов старше 18 лет остается пыльца сорных (61,4%) и луговых (20,9%) трав [6]. По последним данным Т.М. Гатагоновой и соавт., в этой республике распространенность АР составля 24 Российский Аллергологический ^^урнал № 1-2019 Распространенность респираторной аллергии на юге России ет 11,7%, БА - 9,9% [24]. При обследовании 1028 взрослых жителей городских и 913 сельских районов (в возрасте 18-80 лет) в рамках программы ECRHS авторы установили, что большинство больных БА (71,3% в городе и 57,5% в селе) имели легкую степень тяжести заболевания. По аналогии с соседними регионами в спектре сенсибилизации у взрослых больных респираторной аллергией в Республике Северная Осетия - Алания преобладала пыльца сорных трав (61,4%), затем - клещи Dermatophagoides pteronissinus (41,3%), почти в равной степени была выявлена сенсибилизация к грибковым аллергенам (Alternaria, Cladosporium - 22,5%) и пыльце луговых трав (20,9%). Аналогичный профиль сенсибилизации выявлен у детей с аллергическими заболеваниями, проживающими в Республике Северная Осетия - Алания, где в этиологической структуре первое место занимала сенсибилизация к пыльце сорных трав (47,1%), затем - гиперчувствительность к пыльце луговых трав (35,6%) и реже - к пыльце деревьев (18,3%) [25]. В Ставропольском крае сроки пыления сорных трав совпадают с концентрацией Alternaria, Cladosporium: их показатели самые высокие с июля по сентябрь [26]. С 1991 по 2000 г. заболеваемость поллинозом детей в Ставропольском крае увеличилась в 5 раз, а в спектре сенсибилизации доминировала пыльца амброзии (100%), затем - полыни (50,2%), лебеды (46,8%), злаковых трав (38,2%) и деревьев (2,6%) [27]. В Республике Дагестан заболеваемость АР выше в равнинной местности по сравнению с горной, а заболеваемость БА в 2009 г. составляла 384 на 100 тыс. взрослого населения (0,39%), что было в 10 раз ниже показателя истинной распространенности БА (8,3%) [28]. По данным М.С. Шогеновой, в 2005 г. в Кабардино-Балкарской Республике аллергическими заболеваниями страдало 461,5 человека на 10 000 населения среди взрослых и 323,6 - на 10 000 населения среди детей, а уровень заболеваемости БА составил 165,8 на 10 000 взрослого населения и 118,4 на 10 000 детского населения [29]. При этом у больных БА наиболее часто выявлена сенсибилизация к клещам Dermatophagoidespteronyssinus (в 95,7% случаев), шерсти овцы (81,1%) и перу подушек (72,2%), а у больных, страдающих поллинозом, основными причинно-значимыми аллергенами была пыльца сложноцветных, хотя сенсибилизация к пыльце амброзии обнаружена лишь у 29,7% [29]. Эпидемиологические данные, касающиеся распространенности респираторной аллергии в Чеченской Республике из-за известных социально-политических причин конца XX и начала XXI века в научной литературе отсутствовали. Лишь в 2016 г. появились первые такие результаты, которые показали, что доминирующей причиной обращений больных к аллергологу в городе Урус-Мартан были такие заболевания, как САРК (63,6%; n=538) и БА (22,1%; n=187), затем - персистирующий АР (12,9%; n=109), пациентов с другими формами аллергических заболеваний в сочетании с респираторной аллергией было меньше (10,5%) (см. таблицу) [30, 31]. Частота обращаемости больных Чечни соответствовала спектру сенсибилизации к ингаляционным аллергенам: по данным кожных проб, чаще всего была обнаружена гиперчувствительность к пыльцевым аллергенам злаковых и к клещам домашней пыли D. pteronissinus и/или D. farinae: 51,1 и 52,5% соответственно (см. таблицу). Таблица. Демографические и клинические показатели у пациентов с респираторной аллергией в Чеченской Республике (n=845) Пациенты: n=845 % 95% ДИ* Возраст (годы): средний - 29,1 Диапазон 4-68 лет Мужчины (n=350) 41,4 0,38-0,44% Женщины (n=495) 58,6 0,55-0,61% САРК, n=538 63,6 61,2-67,7% БА, n=187 22 19,4-25,1% АР, n=109 12,9 10,7-15,3% Другие (n=89) 10,5 7,5-11,5% Примечание. * ДИ - доверительный интервал. Однако одновременная сенсибилизация к этим двум аллергенам встречалась крайне редко [31]. Почти с одинаковой частотой выявлена сенсибилизация к грибковым и эпидермальным аллергенам (8,4%; n=71; и 8,7%; n=74 соответственно) и крайне редко - к тараканам (0,71%; n=6) [31]. При этом у больных, проживающих в Чечне, почти в 3 раза реже, чем в соседних регионах, встречалась клинически значимая сенсибилизация к пыльце амброзии и полыни: у 26,6% (95% ДИ 23,7-29,7%) и 20,7% (95% ДИ 18-23,6%) соответственно. Хотя первые упоминания о появлении амброзии полыннолистной в Чечне относятся к 1980 г. (определитель «Флора Северного Кавказа»), по мнению А.А. Терек-баева, амброзия обосновалась на ее территории еще раньше - в 1950-х годах, а в настоящее время массово внедрилась в равнинную, предгорную зоны и даже в горы республики [32]. На территории Крыма амброзия распространена в основном в степных районах полуострова (основные очаги амброзии - Симферополь, Джанкой), тогда как на Южном берегу ее практически нет, поскольку проникновению пыльцы и семян амброзии препятствуют горы [33]. Цветение амброзии Российский Аллергологический ^^урнал № 1-2019 25 Обзоры начинается с середины августа и длится по сентябрь включительно, повсеместно в Крыму встречаются полынь и широко распространены также злаковые травы: мятлик, тимофеевка, райграс. Причиной поллиноза в зимне-весенний период года (март-апрель), как показало исследование С.Н. Беляевой и М.И. Говорун, является пыльца кипариса [33]. Причем в большинстве случаев клинические проявления аллергии отмечались у больных в возрасте старше 36-55 лет (53%), редко - у детей 9-15 лет (3±1,8% случаев). Другая особенность аллергии к кипарису - время формирования САРК: у коренных жителей в среднем оно составляло 15±0,9 года, тогда как у прибывших на проживание в Крым из других регионов сроки формирования поллиноза составляли 5-7 лет. Таким образом, различия в сенсибилизации при респираторной аллергии могут быть связаны с регионарными особенностями окружающей среды, климатогеографическими факторами, биологическим видами растений, социально-бытовыми условиями проживания больных и т. п. [14, 29-34]. В последние годы большое внимание уделяется международным проектам по аэропалинологии, включая АПА, а также разработке инновационных стратегий лечения аллергических заболеваний с использованием рекомбинантных компонентов пыльцевых аллергенов для АСИТ [13, 34]. Информация об источниках финансирования Финансовой поддержки в настоящей статье не было. Информация о конфликте интересов Автор заявляет, что она не имеет конфликта интересов.

About the authors

D Sh Macharadze

Peoples Friendship University of Russia

Email: dalim_a@mail.ru

References

  1. Флетчер Р., Флетчер С., Вагнер Э. Клиническая эпидемиология. Основы доказательной медицины. М.: Медиа-сфера. 2004:352
  2. Global Initiative for Asthma. Global Strategy for Asthma Management and Prevention. Global Initiative for Asthma; 2018. Available at http://www. ginasthma.org.
  3. Орехова ОЮ, Федотова НВ, Готовчикова АА, Лузан Е.С. Распространенность сезонного аллергического ринита в Краснодарском крае, вызванного цветением сорных трав, и способы борьбы с амброзией полыннолистной. Межрегиональный форум с международным участием «Клиническая иммунология и аллергология - междисциплинарные проблемы» (30 мая - 01 июня 2016 г., Казань). Российский Аллергологический Журнал. 2016;(3):103
  4. Садовничая Л.Т. Амброзийный поллиноз у детей. Автореф. дис. д-ра мед. наук. М., 2002:45
  5. Багамаева З.Г. Поллиноз у детей и подростков в Республике Дагестан. Автореф. дис. канд. мед. наук. Астрахань, 2010:21
  6. Бурдули НН, Гатагонова ТМ, Кцоева С.А. Региональные особенности сенсибилизации больных с поллинозом в Республике Северная Осетия - Алания. Владикавказский медико-биологический вестник. 2015;(30):101-104
  7. Ильина Н.И. Аллергия - это междисциплинарная проблема. Только на стыке специальностей можно достичь успеха в ее лечении. Эффективная фармакотерапия, аллергология и иммунология. 2012;(2):2-5
  8. Дыбунова Е.Л. Влияние экологических факторов на аллергическую заболеваемость детского населения Российской Федерации. Автореф. канд. биолог. наук. М., 2008:209
  9. Chuchalin AG, Khaltaev N., Antonov NS, Galkin DV, Manakov LG, Antonini P. et al. Chronic respiratory diseases and risk factors in 12 regions of the Russian Federation. Int J. Chron Obstruct Pulmon Dis. 2014;12:963-974. DOI: 10.2147/ copd.s67283 5.
  10. Bellevskiy A. GARD in Russia. Geneva: World Health Organization; Accessed July 17, 2014]. Available from: http:// www.who.int/gard/news_events/GARD%20in%20Russia.pdf.
  11. Ehrenfeld JG. Ecosystem consequences ofbiological invasions. Ann Rev Ecology Evol Systematics. 2010;41:59-80. doi: 10.1146/annurev-ecolsys-102209-144650.
  12. Reznik SY. Common ragweed (Ambrosia artemisiifolia L.) in Russia: spread, distribution, abundance, harmfulness and control measures. Ambroisie. The first international ragweed review, 26. Available at: http://www.zin.ru/labs/expent/pdfs/ Reznik_2009_Ambrosia.pdf.
  13. Chen KW, Marusciac L., Tamas PT, Valenta R., Panaitescu C. Ragweed Pollen Allergy: Burden, Characteristics, and Management of an Imported Allergen Source in Europe. Int Arch Allergy Immunol. 2018;176:163-180. doi: 10.1159/000487997.
  14. Chapman D., Makra L., Albertini R., Bonini M., Paldy A., Rodinkova V. et al. Modelling the introduction and spread of non-native species: International trade and climate change drive ragweed invasion. Global Change Biology. 2016;22:3067-3079. doi: 10.1111/gcb.13220.
  15. Виноградова ЮК, Майоров СР, Хорун ЛВ. Черная книга флоры Средней России (Чужеродные виды растений в экосистемах Средней России). Отв. ред. Ю.Ю. Дгебуадзе; науч. ред. А.С. Демидов; РАН, ГБС им. Цицина; Секция инвазий чужеродных видов Комиссии РАН по сохранению биол. разнообразия; Программа фунд. иссл. Президиума РАН «Биоразнообразие и динамика генофондов». М.: Геос. 2009:127
  16. Остроумов А.И. К фармакологии амброзии полыннолистной. Фармакология и токсикология. 1964;(5):568-571
  17. Шамгунова БА, Заклякова Л.В. Эпидемиология пол-линозов: факты, основные тенденции. Астраханский медицинский журнал. 2010;(5):10-18
  18. Ракова К.А. Поллинозы города Ростова-на-Дону. Автореф. дисс. канд. мед. наук. Краснодар. 1977:21
  19. Трофименко СЛ, Ракова К.А. Заболеваемость поллинозом в Ростове-на-Дону. Российская ринология. 2015;(23):36-39 doi: 10.17116/rosrino201523136-39.
  20. Маругин ИВ, Чепурная ММ, Волков А.Г. Распространенность аллергического ринита по результатам использования стандартного международного протокола ISAAC в Ростовской области. Российский Аллергологический Журнал. 2009;(3):39-44
  21. Шамгунова Б.А. Клинико-эпидемиологические и иммуногенетические особенности пыльцевой аллергии в Астраханской области. Автореф. дис. д-ра мед. наук. Саратов. 2011:43. Доступно по ссылке: http:// www.dissercat.com/content/
  22. Шамгунова БА, Левитан БН, Сартова А.Р. Распределение четырехлокусных гаплотипов Hla -a-b-drb1-dqb1 у больных пыльцевой аллергией. Медицинский вестник Северного Кавказа. 2015;(1):60-63
  23. Вершинина С.А. Влияние состояния окружающей среды города Волгограда на здоровье человека. Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 70-летию образования ВолГАУ. Научные основы стратегии развития АПК и сельских территорий в условиях ВТО. 2014:6-9
  24. Гатагонова ТМ, Хутиева ЛМ, Бурнацева ИБ, Кцоева СА, Осипова ЛВ, Гаджинова ЛД и соавт. Распространенность аллергических болезней дыхательных путей среди взрослого населения Республики Северная Осетия - Алания. Владикавказский медико-биологический вестник. 2012;(22):93-97
  25. Цораева ЮР Клинико-иммунологические проявления аллергических болезней у детей, проживающих в республике Северная Осетия - Алания. Автореф. канд. мед. наук. М., 2008:123
  26. Цыпуштанова М.М. Аэропалинологический мониторинг. Научное сообщество студентов XXI столетия. Естественные науки: сб. ст. по мат. X. междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10.
  27. Шамгунова БА, Заклякова Л.В. Эпидемиология поллинозов: факты, основные тенденции. Астраханский медицинский журнал. 2010;(2):10-18
  28. Надирова ЗА, Гаджиева ТА, Хачиров ДГ, Баширова С.Б. Распространенность симптомов бронхиальной астмы по природно-климатическим зонам сельской местности Дагестана. Вестник новых медицинских технологий. 2009;(3):209
  29. Шогенова М.С. Аллергопатология в Кабардино-Балкарской Республике (клинико-иммунологическая и аллергологическая характеристика, оптимизация лечения). Автореф. дис. д-ра мед. наук. М., 2005:223
  30. Macharadze D., Janaeva H., Avilov K. Ragweed allergy in the south of Russia - in the Chechen Republic. Georgian Med News. 2017;266:93-99
  31. Янаева ХА, Мачарадзе ДШ, Авилов КК. Сезонный аллергический ринит: локальные особенности. Лечащий врач. 2018;(3):73-76
  32. Терекбаев А.А. Борьба с амброзией - задача не одного года. Защита и карантин растений. 2015;(1):46
  33. Беляева СН, Говорун М.И. Поллиноз к кипарису на Южном берегу Крыма. Иммунопатология, Аллергология, Инфектология. 2008;(3):39-43
  34. Thalmann D., Kikodze D., Khutsishvili M., Kharazishvili D., Guisan A., Broennimann O. et al. Areas of high conservation value in Georgia: Present and future threats by invasive alien plants. Biological Invasions. 2015;17:1041-1054. DOI: 101002/ece34005.

Statistics

Views

Abstract - 89

PDF (Russian) - 4

PlumX

Article Metrics

Metrics Loading ...

Dimensions


Copyright (c) 2019 Russian Allergological Journal

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies