Suppression spontaneous and induced expression of CD203c basophils after subcutaneous immunotherapy with ragweed and mugwort allergens



Cite item

Full Text

Open Access Open Access
Restricted Access Access granted
Restricted Access Subscription or Fee Access

Abstract

BACKGROUND: The basophil activation test (BAT) reflects the presence of IgE on the cell surface and can be a tool for monitoring the effectiveness of allergen-specific immunotherapy (ASIT). It is likely that spontaneous and allergen-induced BAT levels may change after effective subcutaneous immunotherapy (SCIT) and this is of clinical importance.

AIMS: determination of basophil activation markers in patients sensitized to weed pollen during SCIT.

MATERIALS AND METHODS: A real clinical study (2 years, 60 patients) with allergic rhinitis who underwent SCIT with weed allergens for 2 seasons. The proportion of basophils expressing CD203c spontaneously and after exposure to a trigger allergen was determined. BAT was performed before treatment, after the first and second courses of pre-season SCIT (0, 3, 15 months of treatment). The effectiveness of SCIT was assessed by the dynamics of the symptom scale (Rhinoconjunctivitis total symptom score) and the drug assessment (Daily medical score).

RESULTS: SCIT with water-salt extracts was effective: median RTSS in patients after two courses decreased from 13.0 [10.0; 15.0] to 4.5 [3.00; 7.25] points (p <0.001), DMS score from 2.0 [2.0; 2.0] vs 1.0 [1.0; 2.0] points (p<0.001).

Spontaneous BAT remained unchanged after the first course of ASIT. Mean BAT values ​​before therapy and after the first course of SCIT did not differ (8.15 [6.10; 11.9] vs 9.0 [6.30; 12.0] %). After the second course of treatment, spontaneous BAT decreased (8.15 [6.10; 11.9] vs 6.20 [4.27; 9.00] %, χ2 = 15.5, p<0.001).

Allergen-induced BAT decreased significantly from the first year of treatment. The overall change in the total group for BAT with ragweed after the first course of SCIT was 11.25 (CI 95 %: 7.10; 15.10) %, p < 0.001. The overall difference in the induced ВAT test at the end of therapy reached 8.63 (CI 95: 5.30; 12.05) %, p < 0.001. After the first course of therapy with mugwort allergens, the indices of induced BAT decreased by 12.0 (CI 95 %: 6.95; 17.90) %, p <0.001; after the second course, the difference from the initial values ​​was 9.67 (CI 95%: -6.85; 15.90) %, p<0.001.

CONCLUSIONS: SCIT with ragweed and mugwort allergens was effective. The change in spontaneous and induced BAT is associated with a positive effect of ASIT.

Full Text

Обоснование

Распространенность пыльцевой аллергии в мире неуклонно растет, что связано с увеличением концентрации парниковых газов в атмосфере и загрязнителей воздуха, способствующих увеличению концентрации пыльцевых зерен и аллергенности пыльцы [1, 2, 3]. В Европейских странах частота поллинозов составляет 30-40% [3, 4], в Российской Федерации – 13-38% [5]. Географической особенностью южных регионов России является сенсибилизация к пыльце сорных трав, достигающая 46% в отдельных областях [6, 7].

Аллерген-специфическая иммунотерапия (АСИТ) признана наиболее эффективным и стратегически обоснованным методом лечения пыльцевой аллергии [8]. Традиционные методы уступают АСИТ в долгосрочной эффективности, но позволяют контролировать симптомы более быстро. Антигистаминные препараты и топические стероиды составляют основу симптоматической терапии аллергического ринита (АР), в то время как АСИТ позволяет модифицировать течение заболевания, воздействуя на патогенез и формирование толерантности к причинному аллергену [9, 10]. Однако иммунологические механизмы АСИТ остаются не до конца изученными [11, 12]. Ведется поиск надежных биомаркеров, направленных на выявление потенциальных респондеров и прогнозирование эффективности АСИТ [13, 14].

Известно, что компонент-разделенная аллергодиагностика позволяет дифференцировать истинную и перекрестную сенсибилизации и выбирать для лечения причинный аллерген. Метод характеризуется высокой специфичностью, точностью, однако он оценивает только правильность выбора аллергена, иммунный ответ пациента он предсказать не может [15, 16].

Показано, что тест активации базофилов (англ. «basophil activation test» BAT) имеет хорошую корреляцию с провокационными пробами и может эффективно использоваться при диагностике IgE-опосредованных заболеваний и мониторинге АСИТ [17]. Одним из основных механизмов АСИТ, определяющих эффективность BAT, является антигенспецифическая десенсибилизация базофилов и тучных клеток, сопровождающаяся уменьшением количества гранул медиаторов и экспрессии маркеров активации [18]. Влияние АСИТ на активацию базофилов освещалось ранее, однако роль метода в отношении оценки эффекта терапии в отдельных группах остается неясной. Вследствие гетерогенных путей введения и различающихся на порядок курсовых доз аллергена динамика иммуннологических маркеров аллергии при подкожной (ПКИТ) и сублингвальной иммунотерапии (СЛИТ) будет различной. Ранее нам удалось показать отсутствие изменения уровня специфического IgE после курса ПКИТ водно-солевыми аллергенами, что делает невозможным его использование в качестве предиктора при проведении ПКИТ [18].

Цель: определение маркеров активации базофилов у пациентов, сенсибилизированных к пыльце сорных трав, при проведении ПКИТ. 

Методы

Дизайн исследования: экспериментальное одноцентровое открытое продольное плацебо-неконтролируемое исследование. На первом этапе работы проводили общеклиническое обследование пациентов с аллергией к пыльце сорных трав, кожные пробы с аэроаллергенами, определение специфических IgE к мажорным аллергенам амброзии, полыни, березы, тимофеевки, инициировали первый курс предсезонной ПКИТ (Рисунок 1). Второй курс ПКИТ возобновляли через год (3-й этап). 

Рисунок 1. Дизайн исследования

На втором и четвертом этапах работы осуществляли мониторинг лабораторных и клинических показателей.  Постановку ВАТ, определение специфических IgE к мажорным аллергенам амброзии и полыни выполняли перед началом ПКИТ, а также после завершения 1-го и 2-го предсезонных курсов ПКИТ, что соответствовало 0-му, 3-му и 15-му месяцам лечения. Визиты к аллергологу для оценки эффективности лечения назначали через 6 и 18 месяцев после начала АСИТ (Рисунок 1).

Критерии соответствия

Обследованы пациенты с АР, сенсибилизированные к пыльце сорных трав, получавшие ПКИТ. В исследование не включали пациентов с противопоказаниями к назначению ПКИТ, повторными курсами ПКИТ в анамнезе, а также пациентов, имевших выраженные аллергические реакции в процессе АСИТ и прекративших ПКИТ. Исследование не предполагало дополнительных медицинских вмешательств, кроме рекомендованных национальными клиническими руководствами по проведению АСИТ, дополнительно пациенты заполняли дневники симптомов и им выполнялся забор крови для определения маркеров эффективности АСИТ. Все пациенты подписывали информированное согласие на участие в исследовании.

Условия проведения и продолжительность исследования

Работа выполнялась в течение 2-х лет. Пациенты наблюдались в краевом клиническом консультативно-диагностическом центре г. Ставрополя (Россия) в период 2018–2020 гг.

Описание медицинского вмешательства

Проводили два предсезонных курса ПКИТ с подкожным введением водно-солевых экстрактов пыльцевых аллергенов амброзии, полыни, тимофеевки, березы (ФГУП НПО «Микроген», Ставрополь), в соответствии с инструкцией к применению препарата использовались концентрации лечебного аллергена от 10-6 до 10-1. Лечение начинали в январе-феврале и проводили в течение 3-4 месяцев до начала цветения растений. Использовалась классическая схема ПКИТ: начальный курс лечения при ПКИТ включал 32 инъекции аллергена, частота введения препарата выбиралась в зависимости от переносимости. Инъекции аллергена в разведении 10-6 – 10-3 выполнялись по инструкции с интервалом 1-2 дня. После достижения концентраций 10-2 - 10-1 переходили на ритм введения 1 раз в 7 дней. Суммарная курсовая доза аллергена составила не менее 3300 PNU.

Выбор препарата осуществляли на основании кожных проб и показателей специфических IgE к мажорным аллергенам пыльцы. ПКИТ водно-солевым раствором амброзии получал 21 (35%) пациент, растворами аллергенов амброзии и полыни — 30 (50%), амброзии и тимофеевки — 7 (11,7%), амброзии и березы — 2 (3,3%). Препараты вводили в разные конечности с интервалом 30 минут. Первый курс ПКИТ завершен у 52 (86,7%) пациентов, второй курс — у 43 (71,7%).

Основной исход исследования

Для достижения поставленной цели определяли спонтанный и стимулированный аллергеном ВАТ перед началом ПКИТ, после окончания 1-го и 2-го курсов ПКИТ.    

Дополнительные исходы исследования

Для оценки эффективности терапии АР применяли шкалу симптомов RTSS (Rhinoconjunctivitis total symptom score) и шкалу ежедневного учета лекарственных средств DMS (Daily medication score) [19]. В сезон пыления пациенты регистрировали выраженность клинических симптомов и объем лекарственной терапии в дневниках самонаблюдения. Во время визита врачом осуществлялся анализ шести признаков заболевания – затруднение носового дыхания, чихание, ринорею, зуд в полости носа, слезотечение, зуд глаз. Подсчитывалось среднее количество баллов с учетом шкалы RTSS (0 баллов – отсутствие признака, 1 балл – минимальная, 2 балла – умеренная, 3 балла – максимально высокая выраженность симптомов). Количество баллов за сутки колебалось в пределах от 0 до 18 (Приложение 1).

Приложение 1. Шкала RTSS (Rhinoconjunctivitis total symptom score). Шкала суммарной оценки симптомов риноконъюнктивита

Учет лекарственной терапии проводился по схеме: отсутствие приема лекарственных средств – 0 баллов, системные или топические антигистаминные препараты или блокаторы лейкотриеновых рецепторов – 1 балл, интраназальные топические глюкокортикостероиды (ГКС) в качестве монотерапии или в комбинации с топическими или системными антигистаминными или антилейкотриеновыми препаратами – 2 балла, системные ГКС как монотерапия или в сочетании с топическими или системными антигистаминными средствами или блокаторами антилейкотриеновых рецепторов – 3 балла. Количество баллов за сутки составляло от 0 до 3-х (Приложение 2).

Приложение 2. Шкала DMS (Daily medical score). Шкала учета медикаментозной терапии

Терапевтический эффект  ПКИТ оценивали после каждого сезона цветения по субъективной оценке пациента согласно шкалы удовлетворенности терапией (по А.А. Адо): 1 – неудовлетворительный эффект (отсутствие сдвигов в клиническом течении поллиноза), 2 – удовлетворительный (симптомы поллиноза присутствуют, но выраженность их меньше), 3 – хороший (легкие проявления поллиноза, быстро купирующиеся назначением симптоматической терапии), 4 балла – отличный эффект (отсутствие симптомов поллиноза и необходимости применения медикаментозной терапии) [20], а также по изменению шкал RTSS и DMS [17].

Анализ в подгруппах

Представленные в работе данные получены при продольном исследовании в течение 2 лет пациентов с АР (n = 60) в возрасте от 15 до 56 лет (23 женщины, 37 мужчин). В группу I включены 12 пациентов с моносенсибилизацией к пыльце амброзии, группу II – 12 пациентов, сенсибилизированных к амброзии и полыни, группу III – 36 пациентов, полисенсибилизированных к деревьям, луговым травам, сорнякам.

Методы регистрации исходов

Показатели спонтанной и индуцированной аллергеном активации базофилов определяли методом проточной цитометрии на лазерном проточном цитометре Navios, Beckman Coulter (США) с помощью набора Allergenicity Kit Beckman Coulter (США). В качестве аллергенов для стимуляции применяли аллергены фирмы Buhlmann Laboratories AG, Германия (BAG-T3-берёза бородавчатая (Betula); BAG-W1-амброзия полыннолистная (Ambrosia); BAG-W1-6-полынь обыкновенная (Artemisia); BAG-G6-тимофеевка луговая (Phleum)). Аллергены для провокации выбирали в зависимости от результатов кожных проб и показателей специфических IgE. Базофилы анализировали по экспрессии CRTH2 и CD203c. Активированные базофилы идентифицировали по фенотипу CRTH2pos CD203brightCD3neg. При выполнении BAT учитывали процент активированных базофилов в спонтанных условиях и после стимуляции аллергеном.

Под спонтанной активацией понимали экспрессию маркеров активации CD203с в негативном контроле. Индуцированная активация базофилов оценивалась после инкубации крови пациента с аллергеном в стандартной концентрации 20 нг/мл. В качестве положительного контроля использовали рабочий раствор – антитела к IgE. Определение показателей BAT осуществляли до лечения и в процессе мониторинга ПКИТ. Снижение реактивности базофилов после первого и второго курсов ПКИТ регистрировали в случае уменьшения спонтанной и аллерген-индуцированной активации базофилов на 20% и более.

Этическая экспертиза

Клиническое исследование было одобрено локальным этическим комитетом университета (выписка из протокола №61 заседания Этического комитета ФГБОУ ВО СтГМУ от 18.01.2017 г.).

Статистический анализ

Статистическую обработку полученных данных осуществляли с помощью программы «Jamovi 2.01». Количественные значения представляли в виде медианы и интерквантильного (25 и 75 процентили) размаха (Me (Q1-Q)). Для оценки различий между 3 и более группами при повторных измерениях в случае непараметрического распределения использовали ANOVA по Friedman, для проведения попарных сравнений в независимых группах критерий Kruskal-Wallis, при необходимости использования в зависимых выборках -  критерий Durbin-Conover с поправкой на множественные сравнения по Holm или Bonferroni. При необходимости парного сравнения 2 групп использовался ранговый тест Wilcoxon c вычислением размера эффекта, 95% доверительного интервала и его средней разницы с первоначальными показателями.  При изучении достоверности полученных исходов в 2 группах применяли критерий χ2 Пирсона.

Результаты

Объекты (участники) исследования

Средний возраст пациентов составил 29,8 ± 12,2 лет. При выполнении кожных проб у 12 (20%) пациентов выявлена моносенсибилизация к аллергенам пыльцы амброзии, 12 (20%) - сенсибилизация (олигосенсибилизация) к аллергенам пыльцы амброзии и полыни, 12 (20%) – полисенсибилизация к пыльце сорняков – полыни, амброзии, подсолнечнику, лебеде, циклахене (Cyclachaena xanthiifoli), 17 (28,3%) – пыльце сорных трав и тимофеевки, 7 (11,7%) – сорных трав и деревьев.

Антитела к мажорному аллергену амброзии (nAmb a 1) обнаружены у 49 (81,7%) пациентов, полыни (nArt v 1) – у 29 (48,3%), тимофеевки (rPhl p 1,5) – у 17 (28,3%), березы (Bet v 1) – у 7 (11,7%) (Рисунок 2).

У 15% пациентов, сенсибилизированных к пыльце растений, отмечалось легкое течение АР, у 73,3% — среднетяжелое, у 11,7% — тяжелое. В 41 (68,3%) случае в структуре коморбидной патологии регистрировали аллергический конъюнктивит, 10 (16,7%) — аллергическую бронхиальную астму.

Рисунок 2. Представленность сенсибилизации к мажорным аллергенам, количество пациентов

Основные результаты исследования

Эффективность аллерген-специфической иммунотерапии

Использование водно-солевых аллергенов для подкожного применения сопряжено с рядом сложностей, но поскольку натуральные экстракты пыльцы относительно просты в производстве и содержат большинство белков аллергена они успешно используются до настоящего времени. Общий эффект от проведенной ПКИТ в наблюдаемой выборке можно было считать успешным. У большинства пациентов наблюдалось клиническое улучшение состояния в период цветения растений, когда обычно развивалось обострение.

Оценка симптомов

Медиана количества баллов по RTSS у пациентов, сенсибилизированных к пыльце сорняков, до лечения достигала 13 [10; 15] баллов (Таблица 1).

Таблица 1. Эффективность терапии у пациентов с аллергическим ринитом после первого и второго года АСИТ

После двух проведенных курсов терапии наблюдалась положительная динамика. После первого курса АСИТ суммарное количество баллов по шкале RTSS достоверно уменьшилось с 13 [10; 15] до 5 [4; 9] баллов, p=0,001. Абсолютная разница составила 7 баллов или 53,8% в относительных единицах.

После второго сезона терапии RTSS снизился до 4,5 [3; 7, 5], относительная разница с оценкой до лечения составила 65,4% и была достоверно ниже исходных показателей до лечения (p <0.001). Разница в эффективности между первым и вторым сезоном была не столь выраженная, но и она смогла достигнуть статистически значимых значений. Медианы оценки симптомов были практически одинаковые, но статистически значимо уменьшилось количество пациентов с максимальными баллами: 5 [4; 9] и 4,5 [3; 7, 5] (p=0,04) (Рисунок 3).

Рисунок 3. А. Динамика изменений симптомов после 1 курса ПКИТ по шкале RTSS  (RTSS_0 – показатели до лечения, RTSS_1 – показатели после первого курса ПКИТ)

  1. B. Динамика изменений симптомов после 2 курса ПКИТ по шкале RTSS (RTSS_1 – показатели после первого курса ПКИТ, RTSS_2– показатели после второго курса ПКИТ)

Оценка медикаментозной терапии

Изначально большинство пациентов соответствовали по тяжести средне-тяжелому и тяжелому АР и имели до терапии оценки по шкале DMS — 2 [1; 2] балла.

После проведенной терапии отмечалось клиническое улучшение, что проявилось в снижении оценок медикаментозной терапии по шкале DMS с 2 [1; 2] до 1 [1; 2], как после первого, так и после второго курсов ПКИТ. Обнаружены значимые различия в оценках DMS, которые были оценены до терапии и после первого и второго сезонов лечения (χ2=19,1, df=2, p <0,001). Разница между первым и вторым годом незначительная.

Тест активации базофилов

Спонтанная активация

Спонтанная активация базофилов у пациентов с АР до лечения составляла в среднем 8,15 [6, 10; 11, 9] %. Мы разделили пациентов на 4 группы, соответствующие квартилям баллов симптоматической шкалы RTSS до терапии. У пациентов с низким количеством симптомов (RTSS <9) и высоким RTSS> 15 спонтанная активация клеток была сходная и медианы спонтанного BAT в группах были примерно одинаковые. Таким образом, тест спонтанной активации базофилов не может быть использован для оценки тяжести симптомов АР до начала терапии (Рисунок 4).

Рисунок 4. Сравнение медиан спонтанного BAT до терапии у пациентов с различной интенсивностью симптомов

Значимые изменения в данной работе показала динамика спонтанной активации базофилов на фоне проводимого лечения ПКИТ. Уменьшение спонтанной реактивности базофилов (разница ≥20%) после первого курса ПКИТ регистрировалось в 19 пробах из 52 (36,5%), после второго курса — в 39 из 43 (90,7%) со значимыми различиями (χ2 = 29,034, p <0,001). Статистическая сила связи между риском и исходом была относительно сильной (критерий φ = 0,55).

После первого курса АСИТ показатели BAT составили 9,0 [6, 30; 12, 0], что не отличалось от значений до терапии - 8,15 [6, 10; 11, 9] %. После второго курса лечения наблюдалось уменьшение спонтанной активации базофилов до 6,20 [4, 27; 9, 00] %. Установлены различия высокой достоверности по сравнению с исходными показателями (χ2 = 15,5, p <0,001).

Попарные сравнения показали значимые различия между спонтанной активацией базофилов только после второго курса терапии. В первый год лечения показатели спонтанной BAT не смогли достигнуть статистически значимых различий и распределение было идентичным, однако после второго курса ПКИТ медианы достоверно отличались (Рисунок 5).

Рисунок 5. Динамика изменения спонтанной активации базофилов после лечения

После второго курса лечения средние показатели спонтанного BAT в независимых группах, разделенных по уровню симптомов (квартили RTSS), также не показали значимых различий между собой.  Разница между медианами по Kruskal-Wallis оказалась недостоверной χ² = 1,5, df = 3, p = 0,68.  Таким образом ВАТ может быть применен у любых пациентов с АР независимо от интенсивности симптомов, поскольку показатели снижения активации базофилов оказались сходными во всех группах (Рисунок 6).

Рисунок 6. Сравнение медианных значений спонтанной активации базофилов (BAT) после второго курса терапии у пациентов с различной интенсивностью симптомов

Индуцированная активация базофилов после курса аллерген-специфической иммунотерапии

До лечения индекс активации базофилов, индуцированной аллергеном амброзии, был отличным в группах с разной интенсивностью симптомов, определенной по шкале RTSS.

У пациентов с RTSS >15 медианы BAT c амброзией были значимо выше, чем у пациентов с RTSS <7 (Рисунок 7).

Рисунок 7. Сравнение индуцированного аллергеном амброзии BAT до лечения в группах пациентов с разной интенсивностью симптомов по шкале RTSS и разделенным по 4 квартилям

После второго курса лечения при сравнении пациентов с разной интенсивностью симптомов, измеренных по RTSS, наблюдалась тенденция к сглаживанию различий (Рисунок 8). У пациентов с высоким значением RTSS медианные значения BAT снижались, и различия между группами перестали обнаруживаться (p = 0,3).

Рисунок 8. Сравнение индуцированного аллергеном амброзии BAT после второго курса ПКИТ в группах пациентов с разным количеством симптомов, определенным по шкале RTSS и разделенным по 4 квартилям

Для ВАТ, индуцированной аллергеном полыни, закономерность изменения активации базофилов в зависимости от интенсивности симптомов не наблюдалась как до, так и после лечения (p> 0,5).

Через 3 месяца после начала ПКИТ в 58 из 86 (67,4%) проб отмечалось снижение индуцированной реактивности базофилов на 20% и более после провокации аллергеном, через 15 месяцев — в 48 из 71 (67,6%). Показатели были стабильные в течение всего периода наблюдения.

У пациентов, сенсибилизированных к амброзии, исходный уровень индуцированного BAT после инкубации с аллергеном экстракта амброзии составил 64,7 [40, 2; 80, 2] %. Обращает на себя внимание значительно более активный процесс экспрессии маркеров активации после инкубации с аллергеном по сравнению со спонтанной базальной активностью (8,2 [6, 1; 11, 9] %). Феномен свидетельствует о том, что определение индуцированной активации базофилов у пациентов с АР может быть дополнительным маркером сенсибилизации.

При анализе средних показателей BAT установлено снижение спонтанной реактивности базофилов после второго курса лечения (Таблица 2). Максимальные различия для индуцированной активации получены после первого сезона терапии, после второго курса терапии – значения BAT были ниже, чем исходные до АСИТ (Таблица 2).

Таблица 2. Влияние ПКИТ на показатели BAT у пациентов, сенсибилизированных к пыльце сорных трав

В последующем (через 15 месяцев) уровни BAT с амброзией несколько возрастали, однако не достигали значений до лечения.

Статистически значимые различия были получены для показателей реактивности базофилов, индуцированной аллергеном амброзии, начиная с первого сезона лечения.

Средняя разница между группами по сравнению с исходным уровнем после первого курса ПКИТ составила 11,25 (CI 95%: 7,10; 15,10) % p<0,001, после второго – 8,63 (CI 95: 5,30; 12,05)%, p<0,001 (Рисунок 9). Различия между первым и вторым годом лечения не найдены.

Рисунок 9. Динамика изменения средних показателей BAT, индуцированного аллергеном амброзии

Для BAT, индуцированного полынью, при сравнении с помощью рангового теста Wilcoxon получены достоверные различия между средними значениями BAT. Статистически значимые различия показателей ВАТ, индуцированных полынью, фиксировались уже после первого курса терапии.

Разница между средними показателями BAT, измеренные до терапии и после первого курса, была максимальной и составила 12 (CI 95%: 6,95; 17,90) %, p <0,001 (Рисунок 10). После второго курса наблюдался небольшой рост показателей BAT, и разница была недостоверна. Суммарная средняя разница к концу лечения по сравнению с исходными значениями оказалась равной 9,67 (CI 95%: -6,85; 15,90) %, p <0,001.

Рисунок 10. Динамика изменения средних показателей BAT, индуцированного аллергеном полыни

Нежелательные явления

Двое пациентов с отеками мягких тканей лица, губ, языка исключены из исследования. В 17,3% случаев во время первого курс ПКИТ и в 13,9% – во время второго, возникали местные реакции, которые прошли самостоятельно или на фоне приема антигистаминных препаратов. 

Обсуждение

Резюме основного результата исследования

ВАТ может применяться у пациентов независимо от интенсивности симптомов. Снижение спонтанной активации базофилов отмечается после второго курса АСИТ. Статистически значимое уменьшение индуцированной аллергеном реактивности базофилов отмечается уже после первого сезона ПКИТ, что сопровождается положительной динамикой клинических симптомов. 

Обсуждение основного результата исследования

Базофилы периферической крови также, как и тучные клетки, являются первичными эффекторными клетками в IgE-опосредованных аллергических реакциях. ВАТ определяет экспрессию маркеров активации CD63 и CD203c под действием аллергена и имеет преимущество перед измерением специфических IgE. Предполагается, что стимуляция базофилов «in vitro» повторяет развитие аллергического заболевания «in vivo» и позволяет оценить функциональную активность фиксированных IgE.    

В последние годы показано, что ВАТ является аналогом провокационных проб и может эффективно использоваться при диагностике аллергических заболеваний. Существуют работы, описывающие опыт применения ВАТ при мониторинге эффективности АСИТ [29, 30, 31, 32]. Кинетика подавления BAT свидетельствует о раннем формировании иммунологической толерантности [33].

По нашим результатам, используя динамику ВАТ, мы можем констатировать быстрое наступление иммунологического эффекта на фоне ПКИТ. Снижение спонтанного и индуцированного BAT может быть прогностически значимым для развития клинического эффекта. Кроме того, снижение средних показателей BAT в начале лечения может способствовать раннему выявлению групп пациентов, отвечающих на терапию.

Необходимость АСИТ более высокими дозами или проведение ПКИТ большей длительностью для пациентов с низкой динамикой BAT может быть темой дальнейшего изучения.

Снижение способности к активации базофилов у пациентов, получающих ПКИТ, может быть связано с развитием клеточной анергии и появлением блокирующих антител [32]. Сыворотка крови после лечения обычно содержит аллерген-специфические антитела IgG4, IgG1 или IgA, которые уменьшают количество аллергена, способного перекрестно связывать IgE на поверхности базофилов [34]. Маскируя эпитопы аллергена, блокирующие антитела ингибируют его взаимодействие с IgE и предотвращают FcεRI-опосредованную активацию базофилов [35].  

Кроме того, блокирующие антитела участвуют в рецептор-опосредованном ингибировании. Одновременное взаимодействие поливалентного аллергена c IgE, связанным с FcεRI, и IgG, связанным с FcɤRIIb, на поверхности базофила приводит к фосфорилированию цитозольного рецептора ITIM, сопряженного с FcɤRIIb.  В результате активации протеинтирозинфосфатазы (SHP) и инозитолфосфатазы (SHIP) уменьшаются активности Syk и PIP3, участвующих в передаче сигналов через FcεRI [35].  

На ранних стадиях ПКИТ отмечено снижение количества базофилов, их статуса активации (CD203c), снижение продукции IL-4, IL-13, что может быть одним из механизмов терапевтического действия ПКИТ [36].

В нашем исследовании удалось показать снижение средних значений ВАТ при проведении ПКИТ пыльцой амброзии и/или полыни. При этом результаты оценки эффективности ПКИТ с помощью BAT в литературных источниках достаточно противоречивы. В работах Gokmen NM (2012) установлено, что реактивность базофилов снижается после АСИТ аллергенами пыльцы оливы [37], трав [26, 30, 38], домашней пыли [17]Изменение чувствительности базофилов в течение первых 3 недель АСИТ коррелировало с клиническим эффектом в течение первого года [38], а также после 3 лет лечения и предлагалось в качестве предиктора эффективности АСИТ [39]. В нашей работе результаты, полученные через 3 месяца, были стабильными и сохранялись до конца наблюдения, что корреспондирует с данными Schmid JM (2014, 2021).

В серии исследований не доказана информативность BAT в качестве биомаркера при ПКИТ аллергенами луговых трав [40], клещей домашней пыли [41, 42]. Вероятно, результаты BAT могут различаться в зависимости от длительности ПКИТ, а также способа введения аллергена. По данным Rodríguez Trabado A. и соавт., реактивность базофилов уменьшается через 3 месяца после начала терапии, затем вновь возрастает, снижаясь в последующем на фоне длительного поддерживающего лечения в течение двух лет [43].

В нашем наблюдении медианы BAT быстро снижались примерно на 10–12% уже после первого курса и незначительно возрастали к концу второго года, оставаясь все же меньше, чем исходные уровни.

Существует мнение Witting Christensen SK (2014), что уменьшение активности базофилов на фоне пролонгированной ПКИТ имеет неспецифический характер, обусловленный ее влиянием на внутриклеточные сигнальные пути [44, 45]. Авторы выявили снижение реактивности базофилов у больных с поливалентной сенсибилизацией к пыльце березы и клещу домашней пыли. АСИТ снижала фосфорилирование p38MAPK, что сопровождалось уменьшением экспрессии маркеров активации [44]. Примечательно, что во время пероральной АСИТ арахисом наблюдалось снижение реактивности базофилов не только к причинно-значимому аллергену, но и к клинически незначимым аллергенам яйца, что предполагает развитие анергии базофилов [46]. Выше показано, что активация базофилов может коррелировать с экспрессией тирозинкиназы — Syk, фермента, необходимого для IgE-опосредованного высвобождения гистамина, который, возможно, является потенциальным биомаркером для прогнозирования клинической эффективности анти-IgE терапии [47].

Снижение спонтанной активации базофилов, показанное в нашей работе, говорит об общем положительном действии на базофилы после курса ПКИТ. Полученные результаты свидетельствуют о целесообразности новых исследований в области неспецифического действия ПКИТ на иммунную систему в отношении развития толерантности и предотвращения новых сенсибилизаций. Расхождения между исследованиями могут быть обусловлены природой молекул аллергена, его дозой и способом введения аллерговакцины (сублингвально или подкожно) [42, 46]. Мы предполагаем, что СЛИТ будет вызывать сходные изменения у пациентов, снижая экспрессию рецепторов, связанных с выбросом гистамина, - CD203 и CD63.

Ограничения исследования

Исследование проводилось в условиях реальной клинической практики, без группы контроля, что делает невозможным отследить естественную динамику изменения BAT вследствие сезонного воздействия пыльцы. Величина групп не позволяет использовать методы параметрической статистики, что повышает вероятность статистической ошибки 2 рода. Короткий период наблюдения был около 2 лет и не включал период после окончания лечения. Использовалась фиксированная концентрация аллергенов индукторов при проведении ВАТ (20 нг/мл), что могло повлиять на результат. Необходимо сопоставление показателей BAT с другими потенциальными предикторами ПКИТ, что позволит более точно определить прогностическую ценность BAT.

Заключение

У подавляющего большинства пациентов с АР на Юге России обнаруживается сенсибилизация к мажорным антигенам амброзии. АСИТ является единственным способом повлиять на патогенез заболевания и индуцировать толерантность к аллергену. Ограниченная представленность на рынке стандартизированных препаратов для ПКИТ, а также персонализированный подход к лечению требует поиска маркеров эффективности терапии. ВАТ используется для диагностики АР и локального АР. Однако информативность BAT в качестве предиктора эффективности АСИТ еще предстоит доказать. Нами установлено, что тесты индуцированной активации базофилов могут изменяться уже через 3–4 месяца от начала лечения подкожными аллергенами. Статистически значимое уменьшение индуцированной реактивности базофилов сопровождается положительным эффектом от лечения и снижением индексов RTSS и DMS.

Снижение спонтанной реактивности базофилов наблюдается после второго курса ПКИТ, что может свидетельствовать об общем позитивном действии ПКИТ на иммунную систему. Полученные нами данные позволяют рассматривать реактивность базофилов в качестве потенциального маркера эффективности ПКИТ. Отсутствие динамики активации базофилов у отдельных пациентов можно расценивать как неадекватный ответ на АСИТ, требующий модификации лечения (увеличение поддерживающей дозы, длительности проведения ПКИТ) или добавления коадъювантных препаратов. Мы надеемся, что дальнейшие исследования позволят более точно определить возможности применения теста спонтанной и индуцированной активации базофилов в качестве предикторов эффективности АСИТ.

Источник финансирования отсутствует.

Funding source. Not specified.

Конфликт интересов – автор Смолкин Ю.С. является членом редколлегии Российского аллергологического журнала.

Competing interests - author Smolkin Yu.S. is a member of the editorial board of the Russian Allergological Journal.

Вклад авторов: Барычева Л.Ю - структура и дизайн работы, интерпретация данных, редакция текста; Душина Л.В. - выполнение теста активации базофилов, молекулярной аллергодиагностики; Масальский С.С. - статистическая обработка данных, написание текста статьи; Смолкин Ю.С. - редакция текста; Козьмова Н.А. - сбор и объединение клинических данных; Куропатникова Е.А. - объединение и систематизация лабораторных данных.

Author contribution: Barycheva L.Yu - structure and design of the work, data interpretation, text editing; Dushina L.V. - performing a basophil activation test, molecular allergy diagnostics; Masalsky S.S. - statistical data processing, writing the text of the article; Smolkin Yu.S. - text editing; Kozmova N.A. - collection and integration of clinical data; Kuropatnikova E.A. - association and systematization of laboratory data.

Все авторы прочли и одобрили финальную версию статьи перед публикацией. 

 

1 The jamovi project (2021). jamovi. (Version 1.8) [Computer Software]. Retrieved from https://www.jamovi.org. R Core Team (2021). R: A Language and environment for statistical computing. (Version 4.0) [Computer software]. Retrieved from https://cran.r-project.org. (R packages retrieved from MRAN snapshot 2021-04-01).

×

About the authors

Liudmila Yu. Barycheva

Stavropol State Medical University

Author for correspondence.
Email: for_ludmila@inbox.ru
ORCID iD: 0000-0002-4069-0566
SPIN-code: 8946-3393

MD, Professor, Head of the Department of Immunology with a course of continuing professional education

Russian Federation, 310 Mira street, 355017 Stavropol

Liudmila V. Dushina

Stavropol State Medical University; ANMO "Stavropol Regional Clinical Consultative and Diagnostic Center"

Email: dushina.stv@gmail.com
ORCID iD: 0000-0001-5806-972X
SPIN-code: 3599-5095

Candidate of Science, Assistant of the Department of Immunology, Laboratory Physician, Department of Laboratory Diagnostics

Russian Federation, 310 Mira street, 355017 Stavropol

Sergey S. Masalskiy

Association Pediatric Allergist and Immunologist Russia; Scientific - Clinical Consultative Center of Allergology and Immunology

Email: masalsky85@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-2048-5709
SPIN-code: 1709-2182

candidate of science, Executive Secretary, allergist-immunologist

Russian Federation, 6 Ostrovityanova st., 117513 Moscow

Yuri S. Smolkin

Academy of Postgraduate Education of the Federal State Budgetary Institution Federal Scientific and Practical Center of the Federal Medical and Biological Agency of Russia; Association Pediatric Allergist and Immunologist Russia; Scientific - Clinical Consultative Center of Allergology and Immunology

Email: smolking@df.ru
ORCID iD: 0000-0001-7876-6258
SPIN-code: 7068-4939

Doctor of Science, Professor of Department of Clinical Immunology and Allergology, vice – president, allergist-immunologist

Russian Federation, 6 Ostrovityanova st., 117513 Moscow

Natalia A. Kozmova

Stavropol State Medical University

Email: n-kozmova@mail.ru
ORCID iD: 0000-0003-0971-5347
SPIN-code: 5236-9634

postgraduate student of the Department of Immunology with a course of continuing professional education

Russian Federation, 310 Mira street, 355017 Stavropol

Elena A. Kuropatnikova

Academy of Postgraduate Education of the Federal State Budgetary Institution Federal Scientific and Practical Center of the Federal Medical and Biological Agency of Russia; Scientific - Clinical Consultative Center of Allergology and Immunology

Email: lenysionok@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-5764-6441
SPIN-code: 2065-9023

postgraduate student of the Department of Clinical Immunology and Allergology, allergist-immunologist 

Russian Federation, 6 Ostrovityanova st., 117513 Moscow

References

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright © Pharmarus Print Media,



This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies