Delayed allergic reaction to eating lemon: case report.



Cite item

Full Text

Open Access Open Access
Restricted Access Access granted
Restricted Access Subscription or Fee Access

Abstract

Allergy to lemon can be caused by both IgE-mediated and IgG-dependent mechanisms, or have a combined IgE/IgG-dependent origin. For the first time, a clinical case of a combined immediate and delayed allergic reaction to eating lemon, which manifests itself in the form of oral allergic syndrome and gastrointestinal symptoms, in a 31-year-old woman was described. The patient was diagnosed with polysensitization to various food, household and pollen antigens, cross-allergy to fruits of the Rutaceae family (orange, tangerine, grapefruit). With the help of a prick+prick test and an enzyme-linked immunosorbent assay, she was diagnosed with allergy and sensitization to the allergens of lemon pulp. The presence of one or more thermolabile antigens in lemon pulp, causing immediate and delayed allergy symptoms, has been established. The ability of thermolabile allergens and/or individual antigenic determinants to induce delayed allergic reactions, despite the action of proteolytic enzymes of the gastrointestinal tract and hydrochloric acid, has been established. To establish the resistance of individual antigenic epitopes of lemon allergens to the effects of various factors of the gastrointestinal tract, additional studies are required to establish the sensitivity of protein molecules of allergens to these factors.

Full Text

АКТУАЛЬНОСТЬ

Пищевая аллергия (ПА) представляет собой значимую проблему современного здравоохранения, и с каждым годом ее распространенность в разных странах мира только растет [1, 2]. Клинические проявления ПА многообразны, и включают в себя кожные симптомы, реакции со стороны пищеварительной системы и дыхательных путей, анафилаксию и др. [3, 4]. Помимо IgE-зависимых аллергических реакций, пищевые аллергены могут вызывать и симптомы аллергии, обусловленные IgG-антителами, действием иммунных комплексов и/или развитием клеточно-опосредованных реакций [1, 5]. Они могут проявляться различными заболеваниями, в том числе поражениями желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) [6]. Для них, как правило, характерны разнообразные симптомы, включая тошноту, рвоту, боли в животе (колики), диарею или запоры и др. [7, 8]. В связи с вышеуказанным, для диагностики гастроинтестинальных проявлений аллергии требуется более тщательный сбор аллергологического анамнеза, специфическое обследование и длительное наблюдение [1, 9].

Следует отметить, что аллергические реакции при употреблении в пищу лимона клинически проявляются широким спектром разнообразных симптомов, в том числе и нарушениями функции пищеварительной системы (хейлит, эозинофильный эзофагит, гастроэнтерит, колит, синдром раздраженного кишечника) [3, 10]. В современных публикациях данные о реакциях на лимон и его компоненты со стороны ЖКТ немногочисленны и представляют собой описания отдельных случаев [11] или определение частоты сенсибилизации к лимону среди групп пациентов с аллергической патологией пищеварительной системы [10]. Необходимо также отметить, что среди отсроченных аллергических реакций на части плода или эфирные масла лимона в существующей научной литературе описаны только проявления в виде контактного дерматита [12].

В связи с вышеизложенным, мы представляем описание случая гастроинтестинальной аллергии на употребление в пищу лимона с сочетанными проявлениями в виде немедленной и отсроченной реакции у пациентки с полисенсибилизацией к различным пищевым, бытовым и пыльцевым аллергенам.

ОПИСАНИЕ СЛУЧАЯ

Под нашим наблюдением находилась больная Л., 31 год. Срок наблюдения за пациенткой, включая врачебные осмотры и лабораторные исследования, составил 3 года. Лабораторные исследования включали в себя общий анализ крови и иммуно-аллергологическое обследование. Концентрацию общего иммуноглобулина E, уровни специфических IgE (sIgE) и интерлейкинов 4, 5, 8, 17 (ИЛ-4, ИЛ-5, ИЛ-8, ИЛ-17) в сыворотке крови больной Л. определяли методом иммуноферментного анализа (ИФА) с помощью тест-систем, разработанных ООО “УкрмедДон” (г. Донецк). Указанные ИФА-тест-системы обладают высокой аналитической чувствительностью, сравнимой с импортными тест-системами ведущих мировых производителей.

Кожные тесты проводились по методике прик+прик-теста как с нативными, так и обработанными термически аллергенами (для исследования степени их термостабильности) частей плода лимона (цедра, мякоть, косточка). Термическая обработка проводилась с использованием разработанного нами комплексного тестирования - 2 режимами: 1-й — 60 минут при 65°С; 2-й — 30 минут при 95°С. Для осуществления обработки применялся производимый нами твердотельный термостат (ТЛ-04) с возможностью нагрева до 120°С (погрешность задаваемой температуры не более ±0,5°С) и автоматической регуляцией времени инкубации. Прик+прик-тесты выполнялись на коже внутренней поверхности предплечья, протирая место нанесения аллергена 70 % этиловым спиртом, после его подсыхания, согласно имеющимся в мировой литературе требованиям [13]. В качестве положительного и отрицательного контроля использовались соответственно 0,01 % раствор гистамина и разводящий раствор. Положительной проба считалась при наличии папулы диаметром 3 мм и более [13].

Больная Л., 31 год, родилась в срок от первой беременности, протекавшей на фоне анемии и явлений гипертонуса матки. Родоразрешение осуществлялось естественным путем. Масса тела при рождении составила 3650 г, рост 51 см. Оценка по шкале Апгар 8 баллов. Находилась на грудном вскармливании до 7 мес. Прикорм введен в 5 месяцев, аллергических реакций на введенные продукты не отмечалось.

Семейный аллергологический анамнез отягощен со стороны матери (аллергический ринит, конъюнктивит, явления бронхообструкции на цветение злаковых трав, амброзию, домашнюю пыль). Жилищно-бытовые условия удовлетворительные.

Первые проявления аллергии у пациентки возникли в возрасте 2 лет. При употреблении гранатового сока (в течение 7 дней) возникла сыпь на щеках в виде красных пятен и папул. После исключения данного продукта из рациона проявления регрессировали в течение 3-4 дней.

В 12 лет у больной на фоне острого респираторного заболевания были зарегистрированы уртикарные высыпания в области декольте и передней поверхности шеи после употребления отвара чабреца для лечения кашля. Реакция возникла через 3 дня после начала приема данного отвара. После прекращения его употребления сыпь прошла в течение 1-2 суток.

В 25 лет у пациентки стали появляться заложенность носа с прозрачным отделяемым, слезотечение, покраснение и зуд в глазах при пребывании в запыленных помещениях, во время их уборки. С возраста 27 лет подобные симптомы стали регистрироваться в летне-осенний период (конец июля - сентябрь) во время пребывания на улице в местах произрастания сорных трав (амброзия, лебеда), работы на приусадебном участке. На фоне применения антигистаминных препаратов (лоратадин, цетиризин) интенсивность указанных проявлений снижалась, но полностью они не проходили.

Аллергические реакции на лимон впервые появились в возрасте 16 лет и рецидивировали неоднократно. Больная отмечала зуд и незначительное жжение слизистой полости рта и языка через 3-5 минут после приема в пищу 1-2 ломтиков лимона с сахаром (данные симптомы исчезали через 25-30 минут), а также тошноту, боли в животе, метеоризм, послабление стула через 1-2 часа. Сходные симптомы со стороны ЖКТ наблюдались и при употреблении блюд, содержащих в составе лимонный сок или цедру. Перечисленные проявления в виде тошноты, болей в животе, метеоризма, послабления стула в большинстве случаев регрессировали через день. При употреблении большого количества лимона (1/2 плода и более) они, как правило, сохранялись в течение 3-5 дней.

Следует подчеркнуть, что пациентка также отмечала реакции и виде жжения и зуда слизистой полости рта, отека языка через 5-10 минут после употребления в пищу свежего апельсина (мякоть и цедра). Упомянутые симптомы исчезали через 30-40 минут без применения антигистаминных препаратов. Кроме того, после приема в пищу грейпфрутов (по 1 плоду в течение 3-4 дней) у больной неоднократно возникали высыпания на щеках в виде пятен и папул с зудом. При исключении данных цитрусовых из рациона сыпь проходила в течение 1-2 недель.

В связи с повторяющимися проявлениями вышеупомянутых аллергических реакций, ухудшением состояния здоровья пациентка обратилась на кафедру клинической иммунологии, аллергологии и эндокринологии ГОО ВПО «Донецкий национальный медицинский университет им. М.Горького».

Результаты физикального, лабораторного и инструментального исследования

На момент осмотра пациентка предъявляла жалобы на заложенность и зуд носа, прозрачное отделяемое из него, зуд и покраснение глаз. Следует отметить, что больная не употребляла лимон в течение 1 месяца до обращения.

Пациентка правильного телосложения, повышенного питания. Кожа чистая. Слизистая полости рта не гиперемирована. Периферические лимфоузлы не увеличены. Имеется гиперемия слизистой носовых ходов, слизистое отделяемое. Щитовидная железа не увеличена, обычной плотности, однородной консистенции. Температура тела 36,6ºС. Частота дыхания 19 вдохов в минуту. При аускультации хрипов нет. Тоны сердца чистые, ритмичные. Пульс 83 удара в минуту. АД 120/80 мм рт. ст. При поверхностной пальпации живот мягкий, безболезненный. Печень не увеличена. Селезёнка не пальпируется. Дизурических явлений нет.

В общем анализе крови отмечалась эозинофилия (эозинофилы — 5%). В сыворотке крови выявлено повышение уровня субкласса IgG4 (1,16 г/л при норме 0,28-0,76 г/л). Также были увеличены концентрации общего IgE, ИЛ-4, ИЛ-5 и ИЛ-8. При исследовании специфических IgE определены диагностически значимые уровни антител вышеуказанного класса к лимону, апельсину, мандарину и грейпфруту (табл. 1).

Повышенные концентрации специфических IgE-антител определялись также к аллергенам клещей D.Farinae (0,38 МЕ/мл), T. Putrescentiae (0,41 МЕ/мл), домашней пыли (серия 06-10 – 0,43 МЕ/мл; серия 9-7 – 0,39 МЕ/мл) , грибам рода Aspergillium (0,44 МЕ/мл), Penicillum (0,36 МЕ/мл), Alternaria alternata (0,38 МЕ/мл), к гвоздике (0,42 МЕ/мл), персику красному (0,35 МЕ/мл), пыльце лебеды (0,38 МЕ/мл).

При проведении кожной пробы по методике прик-плюс-прик теста с различными аллергенами лимона (цедра, мякоть, косточка), как нативными, так и термически обработанными в 2-х режимах, при учете реакции через 15 минут был получен положительный результат на антигены свежей мякоти. Кожные пробы на цедру и косточку лимона были отрицательными (табл. 2, рис. 1). При этом важно отметить, что через 24 часа реакция на аллергены мякоти лимона в виде папулы сохранялась, причем размеры гиперемии за этот срок значительно увеличивались. При учете реакции через 48 и 72 часа кожные реакции ко всем частям плода лимона отсутствовали.

При опросе больной Л. было выявлено 3 основных причинных фактора аллергии: пищевой (цитрусовые – лимон, апельсин, грейпфрут), бытовой (домашняя пыль), пыльцевой (сорные травы – амброзия, лебеда). В ходе исследования специфических IgE участие данных причинных факторов в проявлении клинических симптомов подтверждено лабораторно, также установлена сенсибилизация к ряду грибковых аллергенов.

Исходя из результатов опроса, клинического осмотра, данных лабораторного иммуно-аллергологического обследования и проведенных кожных проб, больной Л. был выставлен диагноз: Аллергический риноконъюнктивит легкой степени тяжести. Оральный аллергический синдром. Хронический, рецидивирующий аллергический энтероколит. Рецидивирующий атопический дерматит. Аллергия к сорным травам, пищевая, бытовая аллергия и др. Полисенсибилизация. Все вышеуказанные аллергические заболевания при обращении были в стадии ремиссии за исключением аллергического риноконьюнктивита.

Больной, на основании имеющихся в анамнезе аллергических реакций и выявленной нами лабораторно и in vivo (в период клинической ремиссии) сенсибилизации к различным аллергенам, назначены следующие лечебно-профилактические мероприятия: индивидуальная разрешительно-элиминационная диета (согласно описанным нами принципам) [14], гипоаллергенный режим с проведением в квартире мер по снижению аллергенной нагрузки к бытовым аллергенам. Также в сезон обострения аллергии к сорным травам пациентка максимально ограничила контакт с пыльцой данных растений. Помимо этого, в период цветения сорных трав, больной назначен, при необходимости, приём антигистаминных препаратов и кромонов в соответствующей дозировке (цетиризин 10 мг 1 раз в сутки, азеластин по 1 дозе в каждый носовой ход 2 раза в сутки, глазные капли натрия кромогликата в конъюнктивальный мешок по 1-2 капли до 4 раз в сутки).

Исход и результаты последующего наблюдения. На фоне соблюдения разрешительно-элиминационной диеты, гипоаллергенного режима и проводимого, при необходимости, противоаллергического лечения состояние больной улучшилось. Элиминация аллергенов обусловила благоприятную динамику клинического течения аллергических заболеваний. Полное исключение из рациона цитрусовых (лимона, апельсина, грейпфрута), ликвидировало у пациентки, в течение всего периода наблюдения, обострения орального аллергического синдрома, рецидивы аллергического энтероколита и атопического дерматита. Обеспечение гипоаллергенного режима в быту обусловило отсутствие обострений, связанных с бытовыми аллергенами. Исключение работы с сорняками на приусадебном участке и прочие мероприятия снизили интенсивность симптомов аллергического риноконъюнктивита, вызываемого сорными травами. В последний сезон цветения сорных трав, на фоне проводимых лечебно-профилактических мероприятий, проявления аллергического риноконъюнктивита были минимальными. В настоящее время наблюдение за пациенткой продолжается.

ОБСУЖДЕНИЕ

Результаты проведенных нами кожных тестов и иммуноферментного анализа подтвердили наличие у обследованной пациентки аллергии и сенсибилизации к антигенам мякоти лимона. Была выявлена диагностически значимая кожная реакция на свежую мякоть лимона при учете ее через 15 мин. Следует подчеркнуть, что указанная реакция в виде папулы сохранялась и даже становилась более выраженной с увеличением гиперемии через 24 часа после проведения теста. При этом термическая обработка (при 65°С в течение 60 мин и при 95°С в течение 30 минут) частей плода лимона с разрушением соответственно третичной и вторичной структуры эпитопа или эпитопов аллергенов, полностью прекращала возникновение реакций.

Полученные результаты подтверждаются данными клинической динамики аллергических проявлений. У обследованной нами пациентки при употреблении лимона вначале возникали симптомы орального аллергического синдрома (ОАС), которые имели незначительную интенсивность. Вместе с тем, реакции со стороны ЖКТ, возникающие через 2 часа после употребления частей плода лимона или его сока, были более выраженными. Обычно пациентка списывала возникающие симптомы на обострение хронического гастрита, однако при подробном опросе и обследовании, было установлено, что они не могли быть вызваны другими продуктами, так как у нее не было никаких погрешностей в рекомендуемой при гастрите диете, кроме введения лимона.

Необходимо также отметить, что у данной больной возникали симптомы ОАС при употреблении мякоти и цедры других цитрусовых (апельсин, грейпфрут). Они были более выражены, чем немедленная реакция на лимон, однако при этом гастроинтестинальных проявлений аллергии отмечено не было.

Ранее нами указывалось, что отдельные термолабильные антигенные детерминанты лимона из-за разрушения третичной, а затем вторичной структуры белковых молекул прекращают вызывать аллергические реакции [15]. В описанном нами случае, имеющиеся проявления аллергии в виде гастроинтестинальных симптомов показывают, что эпитопы аллергена (или аллергенов) лимона, вызвавшие реакцию, не деградируют под действием желудочного сока и ферментов ЖКТ (соляная кислота, пепсин и др.). В современных литературных источниках указывается, что устойчивостью к воздействию пепсина, соляной кислоты и ферментов, вырабатывающихся в ЖКТ, обладают термостабильные аллергены (белки-переносчики липидов, альбумины и др.) [16]. Мы же впервые обнаружили феномен возникновения отсроченных гастроинтестинальных аллергических реакций на термолабильные эпитопы аллергенов (или аллергена) лимона. Причем исчезновение немедленных и отсроченных аллергических реакций наблюдалось при обоих режимах термообработки (30 минут при 95°С и 60 минут при 65°С), нарушающих соответственно вторичную и третичную структуру молекул аллергенов. Таким образом, в ходе исследования нами был выявлен новый аллерген (возможно, аллергены), природу которого еще предстоит выяснить. Исходя из полученных нами фактов, можно утверждать, что термолабильность аллергена не всегда говорит о полном исчезновении эпитопов, ответственных за возникновение реакций гиперчувствительности. Эти термолабильные эпитопы могут не разрушаться под воздействием пепсина, соляной кислоты и других ферментов ЖКТ. Для установления устойчивости отдельных аллергенных детерминант отдельных частей плода лимона к воздействию различных факторов (соляная кислота, протеолитические пищеварительные ферменты) необходимо проведение дополнительных исследований, с определением чувствительности их к вышеуказанным факторам.

Наличие временного интервала между употреблением пациенткой в пищу лимона и началом гастроинтестинальных проявлений аллергии связано с временем пассажа пищевого комка через ЖКТ. По данным современных научных публикаций, переваривание фруктов (в том числе цитрусовых) в желудке происходит в течение 1-2 часов. В настоящее время в отношении переваривания белков предлагается учитывать опорожнение желудка не с точки зрения транзитного времени, а по времени выхода 50 % принятой пищи или жидкости в 12-перстную кишку. Проведенные учеными измерения показывают, что у здоровых людей это время составляет для твердой пищи около 2 часов, для жидкостей — 1-1,5 часа [17]. В дальнейшем сенсибилизирующие компоненты пищи, избежавшие гидролиза в просвете ЖКТ, абсорбируются слизистой оболочкой тонкого кишечника, где они обрабатываются иммунокомпетентными клетками и представляются иммунной системе [18].

Следует подчеркнуть, что сохранение у нашей пациентки гастроинтестинальных клинических проявлений в течение суток, а при употреблении большого количества лимона — и до 3-5 дней, может быть следствием IgG-зависимых аллергических реакций или иметь, вероятнее всего, комбинированную (IgE/IgG) природу. Указанное предположение подтверждается и сохранением кожной реакции на свежую мякоть лимона при прик+прик-тесте в течение 24 часов. Согласно известным научным данным, IgG-зависимую аллергию, как правило, вызывают термостабильные аллергены [19]. В мире ранее не были охарактеризованы вообще термолабильные аллергены, которые способны вызывать отсроченные (в том числе IgG-зависимые) аллергические реакции. На лимон такие факты также не описаны. Представленные же нами научные данные указывают на такую возможность.

Следует отметить, что в литературе имеются единичные публикации, описывающие случаи аллергии к лимону, проявления которой связаны с желудочно-кишечным трактом. Однако, следует отметить, что данные работы содержат описания IgE-зависимых реакций, сопровождающихся нарушениями работы ЖКТ (тошнота, рвота, боли в животе на фоне анафилаксии), либо состояния, протекающие по клеточно-опосредованному механизму, характерными для которого являются развитие подострых и хронических воспалительных реакций и инфильтрация тканей ЖКТ эозинофилами с формированием так называемой тканевой эозинофилии без повышения уровня эозинофилов в крови [3, 10, 20]. Необходимо подчеркнуть, что термолабильность причинных антигенов различных частей плода лимона ни в одной работе при этом не выяснялась.

Таким образом, нами впервые было показано, что аллергические реакции на лимон с гастроинтестинальными проявлениями не ограничиваются упомянутыми типами гиперчувствительности (IgE-зависимые, клеточно-опосредованные). Уточнение конкретных механизмов развития аллергии и характеристик эпитопов молекул, вызывающих аллергические реакции, требует, конечно же, исследований с применением комплексной диагностики, включающей в себя как лабораторные методы исследования, в том числе молекулярные, так и проведение провокационных проб.

Заключение

Характер клинических реакций, а также результаты прик+прик-теста с дифференцированным подходом к определению термостабильности аллергенных эпитопов свидетельствуют о наличии термолабильных аллергенов лимона, которые способны вызывать как немедленные (ОАС), так и отсроченные аллергические реакции. У обследованной нами пациентки превалируют гастроинтестинальные проявления аллергии, а симптомы ОАС менее выражены, и только подробный клинический разбор позволил выявить его наличие.

Результаты кожного тестирования и иммуноферментного анализа показывают, что вызванное термолабильными аллергенами (аллергеном) лимона сочетание немедленных и отсроченных симптомов со стороны ЖКТ может быть обусловлено как IgE-зависимыми механизмами, так и комбинированными IgE/IgG-опосредованными реакциями.

Наши данные позволяют утверждать, что отдельные антигенные детерминанты одного или нескольких аллергенов лимона устойчивы к воздействию протеолитических ферментов ЖКТ и соляной кислоты, при имеющейся чувствительности даже к «щадящему» режиму термообработки, который разрушает третичную структуру аллергенных молекул при сохранении вторичной. Для подтверждения указанных свойств аллергенных эпитопов целесообразно проведение дополнительных исследований, включающих не только термическое воздействие, но и обработку соляной кислотой и ферментами.

Дополнительная информация

СОГЛАСИЕ ПАЦИЕНТА.

Пациентка добровольно подписала форму информированного согласия на публикацию персональной медицинской информации в обезличенной форме (именно в этом журнале), а также на передачу электронной копии подписанной формы информированного согласия сотрудникам редакции журнала.

 

ИСТОЧНИК ФИНАНСИРОВАНИЯ.

Источник финансирования. Авторы заявляют об отсутствии внешнего финансирования при проведении поисково-аналитической работы и подготовке рукописи.

Funding source. This publication was not supported by any external sources of funding.

 

КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ.

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Competing interests. The authors declare that they have no competing interests.

 

ВКЛАД АВТОРОВ.

Вклад авторов: А.С. Прилуцкий — проведение исследований, курация пациента, обзор литературы, сбор и анализ литературных источников, написание текста и редактирование статьи; Ю.А. Лыгина — обзор литературы, сбор и анализ литературных источников, подготовка и написание текста статьи. Все авторы подтверждают соответствие своего авторства международным критериям ICMJE (все авторы внесли существенный вклад в разработку концепции, проведение исследования и подготовку статьи, прочли и одобрили финальную версию перед публикацией).

 Author contribution: Aleksandr S. Prilutskiy - data analysis, patient supervision, literature review, collection and analysis of literature sources, text writing and article editing, Yulija A. Lygina - literature review, collection and analysis of literary sources, preparation and writing of the text of the article. All authors made a substantial contribution to the conception of the work, acquisition, analysis, interpretation of data for the work, drafting and revising the work, final approval of the version to be published and agree to be accountable for all aspects of the work.

Таблицы

Таблица 1.

Уровни отдельных иммуноглобулинов и интерлейкинов у больной Л.

 

Table 1.

The levels of individual immunoglobulins and interleukins in patient L.

Обследо-ванный пациент

Концентрация:

интерлейкинов, пг/мл

C3a, нг/мл

иммуноглобулинов Е (МЕ/мл):

4

5

8

17

общего

специфических к аллергенам:

лимона

апельсина

мандарина

грейпфрута

Л., 31 год

19,6

24,1

31,2

4,1

82,1

126,1

0,43

0,39

0,42

0,46

Норма

<6,15

<8,05

<10,0

<7,0

<93,5

≤ 100

<0,35

<0,35

<0,35

<0,35

 

Таблица 2.

Результаты прик+прик-теста со свежими и термически обработанными частями плода лимона у больной Л.

 

Table 2.

Results of prick+prick test with fresh and thermally processed parts of lemon fruit in patient L.

Время учета результата

Режим обработки

Размер (мм) кожной реакции:

Исследуемая часть плода лимона:

Контроль (+) с гистамином

Контроль (-) с разводящим раствором

цедра

мякоть

косточка

папула

гиперемия

папула

гиперемия

папула

гиперемия

15 мин.

0*

1

2

4

6

0

1

4

1

1**

1

2

1

1

0

3

2***

0

1

1

2

0

1

24 часа

0

0

0

4

15

0

0

0

0

1

0

5

0

0

0

0

2

0

0

0

1

0

1

48 часов

0

0

1

0

2

0

0

0

0

1

0

1

0

0

0

0

2

0

0

0

0

0

0

72 часа

0

0

1

0

1

0

0

0

0

1

0

0

0

0

0

0

2

0

2

0

2

0

0

Примечание: *0 - свежий лимон, **1 – термическая обработка при 65°С в течение 60 мин, ***2 – термическая обработка при 95°С в течение 30 минут.

Note: *0 - fresh lemon, **1 - heat treatment at 65°С for 60 minutes, ***2 - heat treatment at 95°С for 30 minutes.



Рисунки

 

Рис. 1. Результаты прик+прик-теста со свежими и термически обработанными частями плода лимона у больной Л.

Примечание: А – учет реакции через 15 минут, Б – через 24 часа.

Г - положительный контроль с гистамином, К — отрицательный контроль с разводящим раствором, 0 - свежий лимон, 1 - лимон, обработанный на 1-м режиме термообработки, 2 - лимон, обработанный на 2-м режиме термообработки, Ц — цедра лимона, М - мякоть лимона, Кс - косточка лимона.

 

Fig. 1. Results of prick+prick test with fresh and heat-treated parts of lemon fruit in patient L.

Note: A - registration of the reaction after 15 minutes, B - after 24 hours.

Г - positive control with histamine, К - negative control with a diluting solution, 0 - fresh lemon, 1 - lemon treated in the 1st heat treatment mode, 2 - lemon treated in the 2nd heat treatment mode, Ц - lemon zest, М - lemon pulp, Кс - lemon seed.

×

About the authors

Aleksandr Prilutskiy

STATE EDUCATIONAL INSTITUTION OF HIGHER PROFESSIONAL
EDUCATION «M. GORKY DONETSK NATIONAL MEDICAL UNIVERSITY»

Email: aspr@mail.ru
SPIN-code: 3914-7807

д.мед.н., профессор кафедры микробиологии, вирусологии, иммунологии и аллергологии

Ukraine, 283003, Украина, Донецкая Народная Республика, Донецк, пр-т Ильича, 16

Yuliya Lygina

STATE EDUCATIONAL INSTITUTION OF HIGHER PROFESSIONAL
EDUCATION «M. GORKY DONETSK NATIONAL MEDICAL UNIVERSITY»

Author for correspondence.
Email: alikora@ukr.net
ORCID iD: 0000-0002-2909-0682
SPIN-code: 6957-5817

ассистент кафедры организации высшего образования, управления здравоохранением и эпидемиологии

Ukraine, 283003, Украина, Донецкая Народная Республика, Донецк, пр-т Ильича, 16.

References

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright © Pharmarus Print Media,



This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies